В.И. Вернадский

Краткий очерк научной, педагогической и научно-организационной деятельности

Автор: Яншин А.Л. , академик РАН

В. И. Вернадский принадлежит к числу блистательных мыслителей, идеи которых в силу их эвристичности питают самые разнообразные отрасли современного знания. По мощи ума, по широте кругозора, разносторонности интересов и поражающей творческой активности в самых различных областях человеческой мысли он стоит в одном ряду с такими универсальными учеными, как Аристотель и Авиценна, Михаил Ломоносов и Александр Гумбольдт.

В. И. Вернадский родился 12 марта 1863 г. в Санкт-Петербурге в семье профессора политической экономии Ивана Васильевича Вернадского.

В. И. Вернадский получил блестящее образование. Он учился в Петербургском университете в 1880-е гг., когда там преподавали выдающиеся ученые: В. В. Докучаев — основатель современного почвоведения; Д. И. Менделеев, прославивший свое имя созданием периодической системы химических элементов; А. И. Воейков — создатель современных представлений климатологии; А. С. Фаминцын — основатель русской школы физиологии растений, показавший возможность фотосинтеза при искусственном освещении; Н. А. Меншуткин — крупный химик, автор «Аналитической химии», выдержавшей 16 изданий, и «Очерка развития химических воззрений» — первого отечественного труда по истории химии; А. Н. Бекетов — основатель научной школы географии растений, автор многих учебников; Н. П. Вагнер — крупный специалист по фауне беспозвоночных.

Общение с этими выдающимися учеными, хорошее знание европейских языков, поездки еще в юношеские годы в Берлин, Мюнхен, Лондон, Париж и по Италии позволили В. И. Вернадскому быстро овладеть многими разделами естествознания и заняться научной работой. В 1890 г. он был приглашен преподавать мине- ралогию в Московском университете. К этому времени у него уже было много публикаций по разным вопросам почвоведения, физи- ческой географии и мерзлотоведения. Для преподавания минералогии В. И. Вернадский разработал новый курс, в котором он отказался от принятой прежде классификации минералов по их физическим и химическим свойствам и предложил генетическую классификацию, учитывающую физико-химические условия образования тех или иных минералов, а также их сообществ, так называемых парагенезов, возникающих в сходных условиях. Занимаясь генетической минералогией, В. И. Вернадский естественно подошел к пересмотру существовавших представлений в области кристаллографии. «Лекции по кристаллографии» он начал публиковать еще в 1894 г., переиздавал их, постоянно совершенствуя, несколько раз, а в 1909 г. издал новый курс лекций по этой науке, в котором определил связь между формой кристаллизации минерала, его химическим составом и генезисом.

Двумя этими науками — минералогией и кристаллографией — В. И. Вернадский продолжал заниматься и в дальнейшем. Ему принадлежат капитальные монографии по силикатам, самородным элементам, сернистым и селенистым минералам, а также по составу природных вод, которые он рассматривал как жидкие минералы.

Еще в конце прошлого века В. И. Вернадский параллельно с минералогией и кристаллографией стал углубленно изучать историю накопления научных знаний и зимой 1902—1903 гг. прочел на эту тему блестящий цикл лекций в Московском университете.

С этого времени и до конца своих дней В. И. Вернадский одновременно с другими исследованиями постоянно занимался во- просами истории естественных наук. Он даже любил говорить, что в сущности он историк науки. Действительно, в каждой написанной им работе дан глубокий исторический анализ рассматриваемой проблемы, и ряд трудов написан им специально как исторические исследования. Это «Очерки по истории естествознания в России в XVIII веке» (1914), «Академия наук в первое столетие своей истории» (1974), очерки истории кристаллографии и почвоведения, ряд статей о творчестве М. В. Ломоносова, обзоры трудов многих других русских ученых, статьи об И. Канте и И. В. Гете как естествоиспытателях.

В 1921 г. по инициативе В. И. Вернадского Президиум Академии наук принял решение о создании Комиссии по истории знаний, и В. И. Вернадский стал ее первым председателем. В 1927 г. он опубликовал «Мысли о современном значении истории знаний», где дал глубокий анализ тех крупных исторических переломов в развитии научной мысли, которые мы теперь называем научными революциями. В противоположность многим исследователям он подчеркивал «яркий созидательный, а не разрушительный характер»1 научных революций. Старые знания не разрушаются, но преобразуются согласно новым представлениям и получают иную интерпретацию. Новое не сразу и не простым путем входит в науку. Эта мысль иллюстрирована В. И. Вернадским на примере восприятия физических открытий, сделанных И. Ньютоном и А. Эйнштейном.

Особенностью переломных эпох в развитии науки является одновременное появление многих выдающихся ученых, которые поднимают определенную область знаний на огромную высоту.

В 1932 г. Комиссия по истории знаний была преобразована в Институт истории науки и техники Академии наук СССР.

С. Р. Микулинский, известный историк науки, биолог, исследователь творчества В. И. Вернадского, пишет, что «наряду с общей историей естествознания и историей научного мировоззрения В.И. Вернадский считал важнейшими задачами истории науки также исследование истории ведущих проблем и отраслей науки, истории науки в отдельных странах, истории методов научного исследования, творчества отдельных выдающихся ученых и научных школ, истории отдельных открытий и их технических приложений, эволюции форм организации научной деятельности, изучение и публикацию источников по истории науки и техники. И почти в каждую из этих областей историко-научных исследований В. И. Вернадский внес весомый вклад своими конкретными исследованиями, всегда насыщенными большим фактическим материалом, неожиданными сопоставлениями, незамеченными прежде связями между различными проблемами, отраслями знаний, явлениями жизни»2.

Работы В. И. Вернадского по истории научных знаний ценны и в методологическом отношении. В них он стремился выяснить «законы развития научной мысли человечества», а для этого призывал сравнивать научные мировоззрения разных эпох, изучать структуру науки этих эпох и исследовать взаимодействие науки с другими формами общественного сознания — философией, религией, искусством, общей культурой, а также практикой и социальными условиями жизни населения данной эпохи. Сам он в своих исследованиях всегда следовал этим принципам.

Изучая минералогию, В. И. Вернадский стал интересоваться масштабами технической деятельности человечества по извлечению из недр Земли различных минералов и руд, по их переработке, по получению человеком новых неведомых в природе в самородном виде металлов и химических соединений. Он пришел к выводу, что масштабы этой человеческой деятельности стремительно возрастают и скоро станут или уже стали сравнимыми с масштабами природных геологических явлений. В самых ранних своих статьях он писал, что техническая деятельность человечества представляет собой процесс, наложенный на природные процессы, им чуждый и поэтому противоестественный, но позднее понял и в ряде своих работ доказал, что эволюционное появление человечества и развитие научной мысли есть такой же природный процесс, как и все другие в окружающем нас мире. Отсюда следовал вывод, что научная мысль человечества должна развиваться в соответствии с законами природы, а не противопоставлять себя им, должна стремиться к преобразованию природных условий в направлении максимального удовлетворения материальных, энергетических и эстетических потребностей человечества. Этот вывод в дальнейшем послужил основой развитого В. И. Вернадским учения о биосфере и неизбежности ее преобразования в ноосферу, о чем будет сказано ниже.

В 1896 г. французский физик Антуан Анри Беккерель установил свойство урана испускать лучи, подобные рентгеновским, а два года спустя супруги Пьер и Мария Кюри открыли новый химический элемент — радий, обладающий той же способностью, но в миллион раз более сильной. В. И. Вернадский первым в мире пришел к убеждению, что человек несомненно получит возможность преоб- разовывать радиоактивные элементы и создавать такие, распад которых будет давать небывалые по масштабам количества энергии. Свой первый доклад на эту тему он сделал на Общем собрании Академии наук 29 декабря 1910 г., а опубликован доклад был в 1911 г.

В том же 1911 г. В. И. Вернадский в знак протеста против распоряжений министра просвещения Л. А. Кассо, ущемлявших свободу университетов, вместе с группой ведущих профессоров по- кинул Московский университет и переехал в Петербург, где Академия наук поручила ему заведовать Минералогическим музеем. Отсюда он выезжал в экспедиции на Урал и в Фергану с целью поисков радиоактивных минералов. Эти работы увенчались открытием на северо-востоке Ферганской впадины первого в России Тюя- Муюнского месторождения урановых руд. Проблема атомной энергии продолжала волновать В. И. Вернадского и в дальнейшем.

В начале 1918 г. В. И. Вернадский приступил к организации Украинской академии наук, первым президентом которой он был избран.

В январе 1922 г. по его инициативе в Петрограде был создан Государственный Радиевый институт. В. И. Вернадский был назначен его директором и занимал эту должность до 1939 г., после чего директором стал его ученик академик В. Г. Хлопин. Цели и задачи этого института ясно изложены В. И. Вернадским в записке, написанной 28 марта 1922 г. и поданной в Академию наук перед его выездом в Париж для чтения лекций в Сорбонне. «Радиевый институт,— писал В. И. Вернадский,— должен быть сейчас организован так, чтобы он мог направить свою работу на овладение атомной энергией. Этого требует простой расчет и государственная предусмотрительность. И мне кажется, что сохранение работы Радиевого института является в наше время одной из таких задач, которые государственная власть не может без огромного, может быть, непоправимого вреда для дела откладывать. Я это утверждаю, потому что ясно сознаю возможное значение этой работы и возможный, мне кажется, в конце концов неизбежный поворот в жизни человечества при разрешении проблемы атомной энергии и ее практического использования»3. В 1922 г. В. И. Вернадский издал сборник своих очерков и речей, а в предисловии к нему писал о приблизившемся времени овладения человеком атомной энергией. Но «сумеет ли человек воспользоваться этой силой, направить ее на добро, а не на самоуничтожение? — спрашивал В. И. Вернадский.— Дорос ли он до умения использовать эту силу, которую неизбежно должна дать ему наука?»4.

В 1937 г. на XVII сессии Международного геологического кон- гресса в Москве В. И. Вернадский выступил с докладом «О значении радиогеологии для современной геологии».

В 1938 г. в Радиевом институте начал работать созданный по инициативе В. И. Вернадского и под его наблюдением первый в Советском Союзе циклотрон.

В 1939 г. началась вторая мировая война, опасность стала грозить СССР, и В. И. Вернадский вместе со своими учениками академиками А. Е. Ферсманом и В. Г. Хлопиным подал в Президиум Академии наук докладную записку о необходимости срочного создания широкого фронта работ по изучению физики атомного ядра и воздействий на скорость радиоактивного распада. Такие лаборатории (кроме Радиевого института) были созданы, в частности, в Физико- техническом институте, где начал работать И. В. Курчатов. Усилия талантливого коллектива увенчались успехом — уже в 1947 г. Советский Союз получил атомное оружие, и вскоре начал использовать атомную энергию в мирных целях.

4 * Архив Академии наук СССР, ф. 518, оп. 2, д. 46, л. 34. Вернадский В. И. Очерки и речи. Пг., 1922. Вып. 1. С. 11.

 

Практическое значение научной деятельности В. И. Вернадского было связано не только с радиогеологией и атомной энергетикой. Вскоре после начала первой мировой войны выяснилось, что Россия не имеет запасов сырья, необходимого как для обороны, так и для нормальной жизни в тылу. В связи с этим в октябре 1915 г.
В. И. Вернадским при Президиуме Академии наук была создана Комиссия по изучению естественных производительных сил России (КЕПС). К работе в ней были привлечены крупные научные силы. Тайным голосованием В. И. Вернадский был избран председателем совета этой Комиссии и оставался им до 1930 г. Срочно начали проводиться экспедиционные исследования и составляться сводки данных главным образом по различным видам минерального сырья, включая также оценку лесных, рыбных и других биологических ресурсов. В выпусках трудов КЕПСа приводились обзоры положения с данным видом сырья в других странах мира и оценивались перспективы поисков или расширения его запасов в России. В результате работы Комиссии уже в 1916 г. было открыто первое в России Тихвинское месторождение бокситов неподалеку от Петрограда, была дана оценка железных руд Урала, в частности, горы Магнитной, возле которой позднее, уже в советское время, был построен крупнейший металлургический комбинат, была проведена оценка существующих и возможности открытия новых месторождений ряда других видов минерального сырья. Известно, что после Октябрьской революции изданию трудов КЕПСа способствовал В. И. Ленин, в библиотеке которого в Кремле стояли все их выпуски. В 1930 г. КЕПС была преобразована в Совет по изучению производительных сил (СОПС), который руководил экспедиционной деятельностью различных институтов Академии наук. В 1961 г. он был передан в Госплан СССР и превратился во вспомогательное научное учреждение этой организации, в Академии наук в 1973 г. пришлось для разработки комплексных проблем природопользования возрождать КЕПС. Сейчас эта комиссия проводит комплексные экспедиции и решает важные задачи рационального использования природных ресурсов отдельных регионов нашей страны.

Еще до первой мировой войны В. И. Вернадский в Петербурге одновременно с В. Гольдшмидтом в Норвегии и А. Ниггли в Швейцарии начал разрабатывать основы связанной с минералогией, но совершенно новой науки — геохимии, изучающей поведение раз- личных химических элементов в самых разнообразных процессах, происходящих на поверхности Земли и в ее недрах, а также законы концентрации и рассеяния этих элементов. Статьи по геохимии отдельных элементов начали публиковаться В. И. Вернадским с 1912 г., а наиболее крупная работа «La geochimie» вышла на французском языке в Париже в 1924 г. во время его четырехлетней заграничной командировки. В 1927 г. эта книга («Очерки геохимии») была издана на русском языке в Москве и с тех пор неоднократно переиздавалась. Появились ее переводы на английский, немецкий, итальянский и японский языки.

Исследования геохимии углерода привели В. И. Вернадского к принципиально новому повороту мысли — изучению геохимических циклов этого элемента в органическом мире, что послужило началом нового направления в науке — биогеохимии. Детальная программа исследований по биогеохимии была разработана В. И. Вернадским еще в 1923 г. В 1926 г. после возвращения из Франции в Ленинград им был создан отдел живого вещества при КЕПС, 1 октября 1928 г. преобразованный в самостоятельную Биогеохимическую лабораторию, «призванную путем систематической работы всесторонне осветить вопрос о химическом составе организмов не только с точки зрения общей геохимии, но и в связи с интересами палеонтолога, агрохимика и биолога»5,— писал В. И. Вернадский, избранный директором этой лаборатории. 5 Вернадский В. И. Биогеохимические очерки, 1922—1932 гт. М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1940. С. 62.

В первые годы своего существования Биогеохимическая лаборатория занималась изучением среднего химического состава от- дельных видов животных и растений суши и моря. Следующим этапом работ В. И. Вернадский считал изучение среднего химического состава определенных биоценозов. Были разработаны методы спектрального количественного анализа живого вещества, что позволило обнаружить концентрации в отдельных видах или даже в отдельных органах этих видов значительных количеств различных химических элементов, которые ранее в органических тканях не обнаруживались. Практический выход научных исследований лаборатории очень скоро был найден в медицине и в сельском хозяйстве. Оказалось, что некоторые эндемичные болезни человека, животных и растений были связаны с избытком или недостатком в определенных ландшафтах тех или иных химических элементов, что подсказывало верный путь лечения этих заболеваний.

Работы Биогеохимической лаборатории под руководством В. И. Вернадского продолжались до 1941 г. После окончания войны’ они были продолжены в созданном по инициативе В. И. Вернадского Институте геохимии и аналитической химии, носящем ныне его имя. Ученый предполагал, что некоторые организмы обладают способностью не только накапливать определенные химические элементы, но также определенные изотопы этих элементов, однако собрать большой фактический материал по этой проблеме он не успел.

Более поздние исследования показали, что это предположение не совсем точно и что концентрации изотопов, свойственных определенному виду животных или растений, не существует. Однако было выяснено, что фракционирование изотопов в живых организмах все же имеет место и обладает принципиальным и глубоким своеобразием, обусловленным ферментативным характером процессов биосинтеза.

Изучая биогеохимические процессы, В. И. Вернадский глубоко заинтересовался той оболочкой Земли, в которой они протекают. Он называл ее биосферой. Этот термин, употребляемый сейчас в тысячах книг и статей, был впервые предложен французским ученым Ж. Б. Ламарком в 1802 г. в книге «Гидрогеология» для обозначения совокупности живых организмов нашей планеты. В 1875 г. австрийский геолог Э. Зюсс в работе «О происхождении Альп» также воспользовался этим термином, но уже для обозначения  совокупности осадочных горных пород, образованных когда-то жившими организмами. В близком смысле применял этот термин в конце прошлого века германский геолог  И. Вальтер, которого справедливо считают отцом науки об осадочных породах — литологии. Однако создателем учения о биосфере, несомненно, был В. И. Вернадский. Уже в 1926 г. он опубликовал серьезное исследование — книгу «Биосфера», а затем на протяжении почти двадцати лет продолжал в различных статьях освещать отдельные проблемы существования этой оболочки Земли. Последняя крупная его работа «Химическое строение биосферы Земли и ее окружения» была опубликована только через двадцать лет после его кончины в 1965 г. и вторым изданием — в 1987 г.

В своих дневниках и письмах В. И. Вернадский сначала называл биосферой область жизни на Земле, но позднее изменил термино- логию и в научных публикациях стал писать о биосфере как о сфере распространения живого вещества: * „Живое вещество“ есть совокупность живых организмов. Это не что иное, как научное, эмпирическое обобщение всем известных и легко и точно наблю- даемых бесчисленных, эмпирически бесспорных фактов.

Понятие „жизнь» всегда выходит за пределы понятия „живое вещество» в области философии, фольклора, религии, художественного творчества. Это все отпало в „живом веществе»» (Вернадский В. И. Научная мысль как планетное явление. М.: Наука, 1991.. С. 236).

В. И. Вернадский определил границы биосферы, указав, что в нее входит вся гидросфера Земли, верхняя часть литосферы до глубин 2— 3 км, на которых еще встречаются живые бактерии, и нижняя часть атмосферы. Он вычислил суммарный вес ныне живущих организмов, включая людей, и указал, что он составляет величину от 1020 до 1021 г, т. е. от тысячи до десяти тысяч триллионов тонн. Он тщательно исследовал энергетический баланс различных планет Солнечной системы и определил величину тепловой и электромагнитной энергии, получаемой Землей от Солнца. Она оказалась равной 170-1012 кВт/год. Он рассмотрел биосферу как область превращения этой космической энергии, выяснил закономерности распространения живого вещества в биосфере, изучил количественные закономерности размножения различных групп организмов и геохимическую энергию живого вещества, прибегая, где это было возможно, к строгому количественному анализу процессов.

Много внимания в своих работах по биосфере В. И. Вернадский уделял зеленому веществу растений — хлорофиллу, способному превращать световую энергию Солнца в химическую, необходимую для синтеза органических соединений из углекислого газа и воды. Рассмотрев объем и энергетические коэффициенты различных групп растений, В. И. Вернадский пришел к выводу, что главными транс форматорами солнечной энергии в химическую энергию биосферы являются одноклеточные зеленые водоросли пелагиали океана, обладающие высокой скоростью размножения. Однако огромную роль в этом процессе он отводил также лесам тропического пояса.

Для объяснения большой суммарной энергии биосферы B. И. Вернадский произвел интересные подсчеты. Оказалось, что вся поверхность Земли составляет несколько меньше 0,001 % поверхности Солнца, но зеленая площадь ее трансформационного аппарата, т. е. поверхность листьев деревьев и кустарников, стеблей трав и злаков, а также зеленых водорослей дает уже числа совершенно иного порядка. В различные времена года она составляет от 0, 86 до 4,2% площади поверхности Солнца. При этом зеленым веществом биосферы улавливается лишь 0,02—0,03% солнечной энергии, достигающей поверхности Земли, что открывает перспективы ее более полного использования.

Количество энергии, заключенной в живом веществе нашей планеты, может быть учтено. По подсчетам шведского ученого C. Аррениуса, на которого ссылается В. И. Вернадский, только растительность континентов в форме своих горючих соединений заключает 1,61017 ккал. Сам В. И. Вернадский считал, что для всей биосферы эта величина больше и достигает 1018 или даже 10 ккал. Значительная часть этой энергии идет на образование в пределах биосферы новых минералов, особенно многочисленных в корах выветривания и неизвестных вне биосферы, а другая часть захороняется в осадках в виде самого органического вещества, образуя в конечном счете залежи бурых и каменных углей, горючих сланцев, нефти и газа. «Мы имеем здесь дело,— писал В. И. Вернадский,— с новым процессом — с медленным проникновением внутрь планеты лучистой энергии Солнца, достигшей поверхности Земли. Этим путем живое вещество меняет биосферу и земную кору. Оно непрерывно оставляет в ней часть прошедших через него химических элементов, создавая огромные толщи неведомых, помимо его, вадозных минералов или пронизывая тончайшей пылью своих остатков косную материю биосферы»7-

В. И. Вернадский считал, что слоистая часть земной коры, или, как ее называют геологи, осадочная оболочка Земли, представляет собой остаток былых биосфер, и даже гранито-гнейсовый слой образовался в результате метаморфизма и переплавлення пород, некогда возникших под влиянием живого вещества. Лишь базальты и другие основные магматические породы он считал глубинными, не связанными по своему происхождению с биосферой. Новейшие космические исследования заставляют внимательно отнестись к этим представлениям В. И. Вернадского. Ни на Луне, ни на Венере не было жизни и не обнаружены породы, аналогичные гранитам. Там встречены только основные магматические породы.

Много внимания в своих работах В. И. Вернадский уделял формам нахождения в биосфере различных химических элементов, изучению полей устойчивости жизни, делению живого вещества биосферы по источникам питания организмов, скорости размножения и способам распространения их различных таксономических групп, геохимическим циклам сгущения жизни на континентах и «живых пленок» гидросферы. В. И. Вернадский неоднократно подчеркивал, что в биосфере идет непрерывный процесс обмена химическими элементами и энергией между «живым» и «мертвым» веществом, а также процесс поглощения и переработки космической энергии Солнца.

В ранних работах двадцатых годов В. И. Вернадский считал объем и вес живого вещества биосферы неизменными на протяжении

7 Вернадский В. И. Биосфера. М.; Наука 1967. С. 49. 22

всей геологической истории Земли. Он предполагал, что в процессе биологической эволюции менялись только формы проявления живого вещества. Это представление не соответствовало накопившимся уже в то время фактам. Еще в 1912 г. бельгийский палеонтолог и биолог Л. Долло привел убедительные доказательства тому, что на ранних этапах геологической истории многоклеточные организмы существовал! только в мелководной зоне теплых морей и отсюда постепенно распространялись в глубины океана, в более холодные полярные области и на сушу. Первые наземные растения появились только в девонской периоде около 330 млн лет назад. Можно предположить, что сине-зелёные водоросли встречались на поверхности пустынь и раньше, но их биомасса была совершенно ничтожной по сражению с биомассой болотных лесов каменноугольного периода и еще более значительной биомассой лесов современного экваториального пояса.

В середине 30-х годов XX в. В. И. Вернадский пересмотрел свою прежнюю точку зрения и пришел к выводу, что биосфера по массе живого вещества, его энергии и степени организованности в геологической истории Земли постоянно изменялась. Отсюда следовал вывод, что появление человека и его научной мысли явилось естественным этапом этой эволюции биосферы и что в результате человеческой деятельности она неизбежно должна коренным образом измениться и переходить в новое состояние, которое В. И. Вернадский назвал ноосферой — сферой разума.

1. И. Вернадский не любил вводить в науку новые термины. Поэтому и термин «ноосфера» (от греческого слова — «ноо» — разум) он взял у других авторов. Впервые этот термин был введен в литературу в 1927 г. французским ученым Э. Леруа в работах, которые он написал, прослушав последний курс лекций по биогеохимии, прочитанный В. И. Вернадским в Коллеж де Франс и в Сорбонне в Париже. С тех пор (особенно в последнее время) этот термин стал употребляться разными учеными, придававшими ему различный смысл, чему немало способствовали идеалистические одного из популяризаторов этого термина II. Тейяра де Шардена.

В. И. Вернадский впервые стал использовать термин «ноосфера» в письмах и рукописях, начиная с 1936 г., причем дал ему совершенно ясное материалистическое толкование. По В. й. Вернадскому, ноосфера — это неизбежная, естественная стадия развития биосферы Земли, по достижении которой окружающая человека природа будет рационально преобразована научной мыслью и коллективным трудом человечества для максимального удовлетворения его растущих материальных и духовных потребностей. Численность человечества быстро растет и, по данным ООН, уже в 2000 г. составит более 6,1 млрд. Соответственно, и даже более быстрыми темпами, растут потребности человека. Однако научная мысль обгоняет рост численности человечества и дает в его руки тайные энергетические и материальные возможности, которые позволяют ему не только брать из биосферы ее богатства, но целесообразно преобразовывать и саму биосферу Земли с целью сохранения и умножения всех возобновляемых ресурсов.

В. И. Вернадский твердо верил в неизбежность именно такого развития биосферы и поэтому до конца своих дней с большим оптимизмом смотрел на будущее человечества. Когда началась вторая мировая война, и опасность господства фашизма нависла над миром, он ни минуты не сомневался в его неизбежном разгроме. Он писал, что «идеалы нашей демократии идут в унисон со стихийным геологическим процессом, с законами природы, отвечают ноосфере.

Можно смотреть поэтому на 8наше будущее уверенно. Оно в наших руках. Мы его не выпустим» .

В ряде своих трудов В. И. Вернадский намечал конкретные пути рационального преобразования биосферы. Так, в статье «Об автотрофности человечества», впервые опубликованной на фран- цузском языке в 1925 г и в 1940 г. в «Биогеохимических очерках» на русском, он проследил постепенное освобождение человечества от необходимости использовать для изготовления орудий труда, одежды и жилья только природные продукты, ставил вопрос о создании искусственной пищи из неупотребляемых сейчас растительных материалов и о синтезе хлорофилла, в результате чего появились бы неограниченные возможности приготовления пищевых продуктов и коренным образом изменились бы системы сельского хозяйства.

8 Вернадский В. И. Научная мысль как планетное явление. М.: Наука, 1991. С. 242.

 

В статье «Эволюция видов и живое вещество» (1928) В. И. Вернадский обращает внимание на необходимость сохранения видового многообразия животных и растений. Он пишет о том, что различных видов минералов известно не более трех тысяч, различных же видов современной фауны и флоры — много сотен тысяч или даже несколько миллионов. Такое многообразие видов, сформировавшееся в различных экологических обстановках в результате длительного эволюционного развития, представляет собой гармоничное целое, соединенное многочисленными трофическими связями. Уничтожение хотя бы одного вида нарушает эти связи и влечет за собой вымирание других видов, не говоря уже о сокращении генетического фонда живой природы.

В. И. Вернадский писал, что «лик планеты — биосфера — химически 9 резко меняется человеком сознательно и главным образом бессознательно» . В неизбежности изменения биосферы он был уверен, но считал, что оно должно сознательно направляться научной1 мыслью. Только тогда биосфера превратится в необходимую для процветания человечества ноосферу.

Условием создания ноосферы В. И. Вернадский считал научное и культурное объединение всего человечества, усовершенствование средств связи и обмена, открытие новых источников энергии, подъем благосостояния трудящихся масс, равенство всех людей и исключение войн из жизни общества.

Учение о преобразовании биосферы в ноосферу В. И. Вернадский начал разрабатывать в 30-е годы, когда ему было более 70 лет. Возраст не помешал ему остаться необыкновенно деятельным. Он обдумывал основные положения своего учения о ноосфере, руководил работой Радиевого института, Комитета по метеоритам и Биогеохимической лаборатории, вел исследования по выделению и применению изотопов. Практическое использование научных знаний

9 Там же. С. 241.

всегда находилось в поле зрения В. И. Вернадского. В его понимании наука лишь тогда в полной мере осуществляла свое назначение, когда обращалась непосредственно к человеческим нуждам и потребностям. В трудах по биогеохимии и живому веществу биосферы он поставил те экологические проблемы, которые приобрели острое звучание в последние десятилетия.

Широки были международные научные связи В. И. Вернадского. В Чехословакии, Польше, во Франции, Италии, Англии, Германии, Норвегии, США, Японии, Индии у него были единомышленники и последователи.

Он поддерживал постоянные и весьма тесные связи с отечественными учеными, из которых многие непосредственно были его учениками, ведь 20 лет с 1891 по 1911 г. он читал курсы минералогии и кристаллографии студентами Московского университета. Впрочем, У ч и т е л е м с большой буквы он оставался до конца своей жизни. В каждом из созданных им научных учреждений он подготовил коллектив своих единомышленников. А. Е. Ферсман, А. П. Виноградов и В. Г. Хлопин стали академиками, А. А. Сауков и Д. А. Тугаринов — членами-корреспондентами АН СССР, десятки других — докторами наук. Биограф В. И. Вернадского И. И. Мочалов приводит список более 70 авторов научных работ, развивающих те направления, основания которых были заложены трудами самого В. И. Вернадского. Все они считали его своим учителем.

Когда 22 июня 1941 г. фашистские орды без объявления войны предательски напали на Советский Союз, В. И. Вернадский обратился по радио к ученым Англии с призывом всемерно способствовать победе над общим врагом. Он выражал уверенность в победе и говорил, что «союз науки и культуры двух стран мира создаст условия для счастливого расцвета науки и культуры во всем мире». Его речь была опубликована на английском языке в виде отдельной брошюры («The common enemy will be vanquished», 1941).

Будучи эвакуированным в Боровое Кокчетавской области Казахстана, он продолжал работать над монографией о химическом строении биосферы Земли и ее окружения, которую называл в письмах «книгой жизни».

12 марта 1943 г. В. И. Вернадскому исполнилось 80 лет. В связи с этим в Свердловске было проведено торжественное заседание Академии наук СССР. Несмотря на тяжелое военное время, юбиляр получил много приветствий и поздравлений. Было принято постановление об учреждении Премии имени В. И. Вернадского, которая с того времени присуждается один раз в три года за лучшие работы в области минералогии, геохимии и биогеохимии, опубликованные за предшествующее трехлетие. Это был первый случай, когда именная премия учреждалась при жизни ученого, что свидетельствовало о глубоком понимании значения трудов В. И. Вернадского его коллегами.

В конце того же 1943 г. В. И. Вернадский вернулся из Казахстана в Москву. Очень тяжело переживал он кончину в Боровом в феврале 1943 г. верной спутницы жизни — жены Наталии Егоровны, но продолжал упорно и много работать. В 1944 г. была опубликована последняя его прижизненная статья «Несколько слов о ноосфере». В ноябре того же года он заболел воспалением легких, 25 декабря развился инсульт, а 6 января 1945 г. Владимир Иванович скончался.

Жизнь идей В. И. Вернадского не остановилась после его смерти. Она продолжает активно развиваться, и об этом необходимо сказать.

8 января 1945 г. в газете «Правда» были опубликованы некролог и статья Президента Академии наук СССР В. JI. Комарова «Памяти В. И. Вернадского», в которой он был охарактеризован как универсальный естествоиспытатель, автор открытий мирового значения, положивший начало многим новым научным направлениям, и как основатель ряда крупнейших научных школ.

Труды В. И. Вернадского не только внесли огромный вклад в развитие многих разделов естествознания, но и принципиально изменили научное мировоззрение XX века, определили положение человека и его научной мысли в эволюции биосферы, позволили по-новому взглянуть на окружающую нас природу как среду обитания человека, поставили много актуальных проблем и наметили пути их решения в будущем.

Последнее особо подчеркнул любимый ученик В. И. Вернадского академик А. Е. Ферсман, который пережил своего учителя всего на 4 месяца, но успел написать статью «Жизненный путь академика Владимира Ивановича Вернадского». В ней А. Е. Ферсман писал: «Десятилетиями, целыми столетиями будут изучаться и углубляться его гениальные идеи, а в трудах его — открываться новые страницы, служащие источником новых исканий; многим исследователям при- дется учиться его острой, упорной, отчеканенной, всегда гениальной, но трудно понимаемой творческой мысли; молодым же поколениям10 он всегда будет служить учителем в науке и ярким образцом плодотворно прожитой жизни» .

9 января 1945 г. в газетах было опубликовано Постановление Совета Народных Комиссаров СССР об увековечении памяти В. И. Вернадского, один из пунктов которого поручал Академии наук СССР издание его трудов. В 1945 г. была организована Комиссия для разработки научного наследия и подготовки к изданию трудов академика В. И. Вернадского. Первым председателем Комиссии стал академик Н. Д. Зелинский, а после его смерти в 1953 г.— ученик В. И. Вернадского академик А. П. Виноградов. Комиссия подготовила к изданию и опубликовала в 1954—1960 гг. пять томов избранных трудов В. И. Вернадского (один из них в двух книгах). Начиная с 1959 г. в Институте геохимии и аналитической химии Академии наук СССР, которому присвоено имя В. И. Вернадского, в марте проводятся посвященные его памяти чтения по тематике его исследований. На этих чтениях с докладами выступали не только виднейшие советские, но и многие зарубежные ученые: Т. Барт (Норвегия), Ж. Виар (Франция), А. Б. Рингвуд (Австрия), П. В. Раст, Р. Гаррелс и Т. Оуэн (США).

В Архиве Академии наук СССР, куда были переданы все рукописные материалы, оставшиеся после смерти В. И. Вернадского, при участии многих институтов продолжалась подготовка к печати работ, не опубликованных при его жизни. В 1965 г. вышла моно- графия «Химическое строение биосферы Земли и ее окружения», а вслед за ней и ряд других его творений, что видно из приведенного ниже «Хронологического указателя трудов».

Чем больше лет отделяет нас от кончины великого ученого, тем живее становится интерес широких кругов научной общественности к его творчеству. Комиссия по разработке научного наследия академика В. И. Вернадского, фактически прекратившая свою деятельность после смерти в 1976 г. ее председателя А. П. Виноградова, в 1981 г. была восстановлена при Бюро Отделения геологии, геофизики и геохимии Академии наук СССР, а в 1985 г. приобрела общеакадемический статус.

К 100-летию со дня рождения ученого Постановлением Совета Министров СССР в 1963 г. была учреждена еще одна награда — Золотая медаль имени В. И. Вернадского. Этот юбилей был отмечен торжественными заседаниями и научными сессиями не только в Москве, но также и в Ленинграде, Киеве и Ереване. Еще более широко отмечалось в 1983 г. 120-летие со дня рождения ученого. Посвященные ему научные сессии состоялись в Москве, Ленинграде, Киеве, Ереване, Новосибирске, Таллинне, Ростове-на-Дону и в Иванове. С 1985 г. начал работать Всесоюзный народный университет биосферных знаний имени В. И. Вернадского, который возглавил академик Б. Н. Ласкорин. В городах страны читаются сегодня лекции о В. И. Вернадском и его исследованиях. Публикуются многочисленные статьи и книги о В. И. Вернадском, фрагменты его произведений, дневников, писем.

В марте 1988 г. научная общественность страны торжественно отметила 125-летие со дня рождения В. И. Вернадского. Было принято специальное постановление Совета Министров СССР, ко- торое предусматривало создание Государственного геологического музея имени В. И. Вернадского в старом здании МГУ на Моховой, где ученый преподавал в течении 20 лет, Дома-музея в старинном особняке на Зубовском бульваре, где он жил, Музея биосферы в здании бывшей Петербургской гимназии, которую он окончил, памятника в Москве, установку мемориальных досок на здании ЛГУ и Доме-музее, пять именных стипендий для студентов геологического, географического и биологического профиля Московского, Ленинградского, Киевского и Симферопольского университетов, в которых он в разные годы преподавал, и ряд других мероприятий. В Ленинграде, Киеве и Москве были проведены с участием 40 зарубежных ученых научные симпозиумы, посвященные отдельным вопросам творчества великого ученого. 11 марта состоялись торжественное собрание в Государственном Большом академическом театре и закладка памятника. 12 марта, в день рождения В. И. Вернадского были возложены венки и проведен митинг у его могилы. Собрания и научные конференции, связанные с этой датой, были проведены во многих научных центрах нашей страны, а также в Праге и в Берлине. Этот взрыв посмертной славы гениального ученого не случаен. В. И. Вернадский настолько опередил свое время, что осознание значения его творчества для естествознания и всей человеческой культуры стало возможным только в наши дни. Идеи В. И. Вернадского это не только наше прошлое, но в значительной мере наше настоящее и будущее.

Спустя почти полвека после своей кончины В. И. Вернадский остается нужным людям. Ученые всегда высоко ценили его идеи и крупные научные обобщения. Однако сейчас он стал понятен и близок не только ученым. За последнюю четверть века внимание всего человечества были привлечено к тем глобальным экологическим проблемам, возникновение которых предсказывал В. И. Вернадский. Его учение о биосфере и неизбежности ее превращения в ноосферу стало теоретическим фундаментом международных концепций решения возникших проблем. Его идеи широко разрабатываются во многих странах мира. Очевидно и все возрастающее методологическое значение работ В. И. Вернадского. Системность подхода к изучению любого природного процесса, обеспечившая глубину обобщений,— лучший пример для столь актуальных сегодня комплексных исследований.

Многие идеи В. И. Вернадского оказались пророческими. Это прежде всего идеи, заложенные в трудах, посвященных радиогео- логии и прогнозу овладения человеком атомной энергией, а также прогнозу выхода его в Космос, учение о биосфере и ее эволюционном переходе в ноосферу. Современникам В. И. Вернадского эти его работы казались надуманными, далекими от насущных потребностей тогдашнего общества, и лишь немногие ученые ясно понимали их значение. Но после второй мировой войны, в середине XX в., начался предсказанный В. И. Вернадским взрыв научной мысли, новая научно-техническая революция. Человек овладел атомной энергией и начал ее применять во все более широких масштабах. Человек вышел в ближний Космос, осуществил мечту Ж. Верна о посещении Луны, послал свои аппараты к Венере, Марсу, к Юпитеру и другим более отдаленным планетам Солнечной системы, что коренным образом изменило наше представление о них. Он создал быстродействующие электронно-вычислительные машины нескольких поколений, массу новых синтетических материалов и научился управлять многими микробиологическими процессами. Им создана реактивная авиация, соединившая все страны Земли густой сетью авиалиний.

Однако одновременно человек интенсивно загрязнил окружающую его природу: земную атмосферу, почвы, воды рек, озер, морей и даже океанов. В результате возникла угроза для существования его самого. Появились глобальные экологические проблемы, о существовании которых в первой половине XX в. никто, кроме В. И. Вернадского, еще не задумывался. В 1972 г. в Стокгольме состоялась сессия Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций, посвященная проблемам загрязнения окружающей среды и мерам борьбы с ними. Была создана специальная международная организация — Программа ООН по окружающей среде (ЮНЕП). С тех пор во многих странах стали создаваться государственные и общественные организации по охране природы, налажено изучение экологических проблем, издаются законы, охраняющие природные объекты. Учение В. И. Вернадского о биосфере и преобразовании ее в ноосферу дает богатейший материал для научно обоснованных прогнозов и природоохранных мероприятий.

Следует заметить, что, к сожалению, учение о ноосфере и путях ее возникновения В. И. Вернадский не успел разработать так глубоко, как учение о биосфере. Он предложил по существу лишь его эскиз. Ученым еще предстоит его развивать. Однако необходима ориентация этих работ на решение проблем глобального характера, ибо человечество, как подчеркивал В. И. Вернадский, несмотря на все различия политических и социальных режимов, в производственном и экономическом отношении уже стало единым, и не существует биосферных проблем узко национального характера. «Нельзя безнаказанно идти против принципа единства всех людей как закона природы»… «В геологической истории биосферы перед человеком открывается огромное будущее, если он поймет это и не будет употреблять свой разум и свой груд на самоистребление»11.

«Исторический процесс на наших глазах коренным образом меняется. Впервые в истории человечества интересы народных масс — всех и каждого — и свободной мысли личности определяют жизнь человечества, являются мерилом его представлений о справедливости. Человечество, взятое в целом, становится мощной геологической силой. И перед ним, перед его мыслью и трудом, становится вопрос о перестройке биосферы в интересах свободно мыслящего человечества как единого целого»12.

«Мы переживаем не кризис, волнующий слабые души, а величайший перелом научной мысли человечества, совершающийся лишь раз в тысячелетие, переживаем научные достижения, равных которым не видели долгие поколения наших предков…

Стоя на этом переломе, охватывая взором открывающееся бу- дущее — мы должны быть счастливы, что нам суждено это пережить, в создании такого будущего участвовать»13.

Академик А. Л. Яншин Кандидат геолого-минералогических 11 наук Ф. Т. Яншина Вернадский В. И. Научная мысль как планетное явление. М.:

1 Вернадский В. И. Избранные труды по истории науки. М.: Наука, 1981. С. 232.

2 Микулинский С. Р. В. И. Вернадский как историк науки//Вернадский В. И. Избранные труды по истории науки. М., 1981. С. 14—15.

10Ферсман А. Е. Избранные труды. М.: Наука, 1958. Т. 5. С. 787.

12Там же. С. 240—241.

13Вернадский В. И. Философские мысли натуралиста. М.: Наука, 1988. С. 255.