В.И. Вернадский

«Я родился в Петербурге на Миллионной улице»

«Каждое поколение научных исследователей ищет и находит в истории науки отражение научных течений своего времени»

«Я родился в Петербурге на Миллионной улице», – писал В.И. Вернадский в автобиографических заметках. Миллионная – небольшая, меньше километра, улица в центре города, идущая параллельно Неве от Дворцовой площади до Летнего сада. 28 февраля (12 марта по новому стилю)
1863 года в доме № 11 по Миллионной улице в семье профессора Вернадского родился ребенок, имя которого теперь известно всему миру. Уже через день его крестили в Исакиевском соборе и нарекли Владимиром. Соответствующая запись сохранилась в метрической книге кафедрального собора.
Отец Володи, Иван Васильевич Вернадский, был широко образованным человеком, известным ученым и общественным деятелем (его имя встречается как в дореволюционных, так и в современных энциклопедиях). Он окончил Киевский университет, в течение трех лет стажировался за границей, а затем преподавал в высших учебных заведениях Киева, Москвы и Санкт-Петербурга, участвовал в подготовке экономических реформ 1857–1861 годов.

В начале 1860-х годов И.В. Вернадский издавал журнал «Экономист», и после переезда семьи Вернадских на Миллионную улицу их квартира указывалась в журнале в качестве адреса редакции.

Круг общения Ивана Васильевича был весьма обширным – в него входили не только коллеги, но благодаря его издательской деятельности и многие известные литераторы: Л.Н. Толстой, Н.А. Некрасов, Д.И. Писарев, Н.С. Лесков и другие. В первую очередь это относится к Лескову, очерки которого И.В. Вернадский печатал в своем журнале.

Мать Володи, Анна Петровна, имела веселый и живой характер, была очень музыкальной и обладала хорошим голосом (до замужества она даже пела в хоре М.А. Балакирева).

Позднее В.И. Вернадский так говорил о своей матери: «Не получив хорошего образования, моя мать значительно ниже стояла по образованию по сравнению с отцом, однако ум у ней очень хороший и особенно замечательна та практичность, которой она отличалась перед моим отцом, в сущности, большим фантазером и идеалистом.

До конца жизни сохранила она к отцу род некоторого обожания: он ей казался самым умным, самым ученым человеком, какой только может быть… Они любили друг друга чрезвычайно, я не помню никогда, чтобы между ними происходила ссора, да, кажется, ее и не было никогда».