В.И. Вернадский

Вышла в свет книга — Георгий Вернадский. Русское масонство в царствование Екатерины II.

Автор: Олег ТРЕТЬЯКОВ
Источник: 20.02.2015 | ГАЗЕТА "КУЗБАСС", КУЛЬТУРА

В издательстве «Ломоносовъ» вышла в свет книга — Георгий Вернадский. Русское масонство в царствование Екатерины II. М., «Ломоносовъ», 2014. 272 с.

Георгий Владимирович Вернадский (1887–1973) был сыном академика Владимира Ивановича Вернадского (1863–1945), крупнейшего русского ученого и философа ХХ столетия. Вернадский-старший после революции остался в России, его арестовали в 1921 году, но вскоре выпустили. Советская власть терпела его по соображениям прагматическим, несмотря на независимость воззрений, потому что ученым он был действительно блестящим; к 80-летию ему даже вручили Сталинскую премию.

ВернадскийВернадский-младший обречен был заниматься наукой, как его отец-академик и дед, профессор экономики в Киеве. Он выбрал историю, учился в Москве и Петербурге, в Берлине и Фрайбурге, среди его учителей был сам Василий Ключевский.

С 1920 года Вернадский-младший в эмиграции, преподает в Карловом университете в Праге, участвует в движении евразийцев. В 1927 году перебирается в США. Там его карьера складывалась негладко: с одной стороны, удалось устроиться в знаменитом Йельском университете, с другой – профессором он стал лишь в 1946-м. К трудам его многие относились скептически: дескать, никаких достоинств, кроме добросовестности. Как бы то ни было, написал Георгий Вернадский немало, и ныне его труды постепенно издаются на родине. А его однотомный учебник истории России считается в США классическим, им и ныне пользуются американские слависты и русисты.

Масонство – тема необъятная и неизбежно связанная с конспирологическими спекуляциями. Масонскую символику многие усматривают не только на американских долларовых купюрах, но и в гербе СССР (а еще нагляднее – в гербе ГДР, где к молотку был добавлен не серп, а циркуль). В общем, «та мировая закулиса, что в люди вывела меня…» С масонством были связаны, с одной стороны, розенкрейцеры, которые так хорошо замаскировались, что исследователи сомневаются, что они действительно существовали. А с другой стороны – европейские карбонарии, профессиональные революционеры, связанные и с русскими декабристами.

Монография о русском масонстве, изданная в Петербурге в 1917 году, открывает список главных трудов Георгия Вернадского. Автор обращается к екатерининской эпохе, когда масонское движение в России стало набирать популярность, но вскоре подверглось правительственным гонениям. Дело в том, что масонские ложи в России создавались то по британскому, то по шведскому образцу, и в их членах неизбежно подозревали иностранных агентов – примерно как в нынешних «некоммерческих организациях». Международными связями русских масонов Вернадский занимается особенно подробно, хотя избегает окончательных выводов, сухо документируя адреса, пароли и явки.

Масонские обряды с их развесистой символикой автор вообще почти не рассматривает, замечая лишь, что они в общих чертах верно описаны в «Войне и мире» Льва Толстого. Содержательной стороне масонских собраний Вернадский уделяет больше внимания.
Если верить ему, ранние ложи 1770-х были просто местом приятного времяпрепровождения. Причудливые обряды составляли только занятный антураж. Собирались, чтобы вкусно отобедать, пообщаться с приятелями, почитать газеты и написать письма, провести деловые переговоры, поиграть в карты. По такому же принципу были устроены позднее английские клубы в Москве и Петербурге, вплоть до системы штрафов, если засидишься за картами. Вернадский об этом не пишет, но можно сравнить описания Загоскина и Гиляровского (в книжках с одинаковым названием «Москва и москвичи») или того же Толстого («Анна Каренина»).

Иной характер приняли ложи 1780-х. Русские масоны занялись духовными исканиями, пытаясь извлечь из загадочных ритуалов какой-то высший смысл, стали интересоваться алхимией, каббалой, историей рыцарских и монашеских орденов прежних эпох. Известный издатель Николай Новиков в это время активно издает герметическую и мистическую литературу, в ложах состоят многие видные литераторы и государственные деятели. Центрами масонства становятся Елагин остров в Петербурге и Меншикова башня в Москве. Этот тип лож привел к «созданию того типа, который надолго получил значение в русском дворянском обществе». Имеются в виду не только декабристы, но и славянофилы и другие круги и кружки, увлеченные идейными и духовными исканиями.