В.И. Вернадский

«Вернадский зачислил 150 молодых белогвардейцев в студенты Таврического университета и этим спас им жизнь»

Автор: Игорь ОСИПЧУК, доктор исторических наук Александр Корниенко , научный редактор «Енциклопедії сучасної України»
Источник: «ФАКТЫ», 04.12.2013, http://fakty.ua

95 лет назад гетман Павел Скоропадский подписал закон о создании Украинской академии наук

— Осенью 1917 года, сразу после большевистской революции, ученый с мировым именем академик Владимир Вернадский вынужден был экстренно покинуть Петроград и уехать на Полтавщину в свое имение Шишаки, — говорит научный редактор «Енциклопедії сучасної України» доктор исторических наук Александр Корниенко. — Дело в том, что он был не только известным ученым в области физики и геологии, но и видным общественным деятелем, одним из создателей Кадетской партии. Вернадский избирался депутатом Государственной думы. Оставаться в Петрограде для него стало смертельно опасно.

Зная, что Вернадский находится в Шишаках, министр образования и искусств в правительстве гетмана Павла Скоропадского историк Николай Василенко пригласил его летом 1918 года принять участие в создании Украинской академии наук. Это было уместно, ведь Владимир Иванович отлично владел украинским языком (его детство прошло в Харькове), слыл знатоком истории и культуры нашей страны. Вернадский женился на представительнице старинного украинского рода Старицких Наталье. А его предком был литовец по фамилии Вер, поступивший на службу к гетману Богдану Хмельницкому и ставший запорожским казаком.


*На этом снимке, сделанном в 1908 году в имении Шишаки на Полтавщине, Владимир Вернадский с дочкой Ниной и женой Натальей Егоровной

Так вот, Владимир Иванович возглавил комиссию по разработке устава и других документов будущей академии. Первое заседание комиссии прошло в кабинете министра. Интересно, что видный историк, председатель Центральной Рады Украинской народной республики Михаил Грушевский был против основания академии, считая, что достаточно существовавшего тогда Научного общества имени Шевченко.

Гетман Скоропадский, наоборот, поддержал идею Василенко и подписал закон о создании Украинской академии наук. Учредительное собрание состоялось 27 ноября 1918 года. Первым президентом УАН избрали Вернадского, который работал на этом посту до декабря 1919 года. За этот период власть в Киеве менялась несколько раз. Взяв город, большевики 11 февраля 1919 года приняли декрет о структуре и финансах УАН, поэтому в бытность СССР днем основания академии считалась именно эта дата. Теперь историческая справедливость восстановлена.


*Возглавив весной 1918 года Украинскую державу, Павел Скоропадский принял титул Его светлость ясновельможный пан гетман всея Украины

— Как долго Вернадский возглавлял УАН?

— После того как в конце 1919 года большевики в очередной раз захватили Киев, он оставил этот пост.

— Уехал в Шишаки?

— В Симферополь. Там ему предложили преподавать в Таврическом университете. Вначале он стал профессором, а затем ректором этого вуза. В конце 1920 года армия Врангеля не смогла удержать Крым, и захватившие полуостров красные объявили охоту на тех, кто воевал против них. Известно, что Вернадский зачислил тогда около 150 молодых белогвардейцев в студенты и тем самым спас их от расправы.

Замечу, что одним из его не мнимых, а реальных студентов в Таврическом университете был Игорь Курчатов — будущий «отец» советской атомной бомбы. Когда Крым находился под властью Врангеля, Курчатов познакомился с молоденьким офицером Анатолием Александровым — будущим президентом Академии наук СССР. Они общались многие годы, вместе создавали ядерный щит Советского Союза. В Гражданскую войну, воюя на стороне белых, Александров был награжден тремя Георгиевскими крестами! Напомню, что детство и молодость Анатолия Петровича прошли в Киеве, а родился он в Тараще Киевской области.

Кстати, в бытность Советского Союза мне довелось несколько дней жить вместе с ним на даче Ивановского обкома партии. Там был президент Академии наук Украинской ССР Борис Патон и еще несколько ученых. Вечерами, выпив за ужином пару чарок (чтобы не быть пьяным, он придерживался нормы — два миллилитра на килограмм веса), Александров рассказывал любопытные истории.

— Неужели о своих Георгиевских крестах разоткровенничался?

— В те времена (в 1981 году) это было немыслимо. Вероятно, есть смысл сказать, что в поселке Лух Ивановской области мы отмечали столетие изобретения электросварки. Автором этого способа соединения металла является ученый Николай Бенардос. Он родился и вырос в Украине на Херсонщине, но в то время, когда придумал электросварку, жил недалеко от Луха. Мы открывали в его честь музей, памятник и провели совместную выездную сессию академий наук СССР и УССР. Так и оказались на обкомовской даче. Понятно, что главными лицами были Анатолий Александров и Борис Патон.

Помнится, в первый же вечер, произнеся тост за Бенардоса, Александров трижды прокричал «ура!». Я сказал ему, что это флотская традиция, а он в ответ: «Так я и есть флотский. В Сосновом Бору под Ленинградом выпускаем двигатели для атомных подводных лодок». Патон ему говорит: «Там тебе (они обращались друг к другу на ты) поставили прижизненный бюст как трижды Герою Социалистического Труда». Я удивился: «Почему не на родине в Киевской области?» И Борис Евгеньевич с юмором рассказал, в чем дело: Щербицкий, Патон и Александров были не в восторге от идеи, чтобы им при жизни воздвигали памятники. Но Генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Брежнев потребовал, чтобы они не отлынивали, мол, вы, члены Президиума Верховного Совета СССР, не выполняете решение этого органа власти.

Александров решил, что ладно, придется подчиниться. Приехал в Киев и вместе с Патоном отправился в Таращанский район — в село, в котором родился Анатолий Петрович. Они обратились к председателю райкома, а тот говорит: «Дорога дальше такая, что ваша „Чайка“ до места не доедет — нужно попросить у военных бронетранспортер». Александров не согласился: «На родине хочу появиться на „Чайке“. Двинулись в путь и почти сразу застряли. За ними ехало местное начальство на уазике. Вместе начали вытаскивать машину, но лишь испачкались — накануне прошел дождь. Вскоре подъехал армейский вездеход и доставил гостей в село. Александров заявил: „Хочу увидеть хату, где жила моя девушка“. Председатель сельсовета интересуется: „Как ее зовут?“ —»Горпына». — «Она жива, здорова. Идемте, проведу». Пришли к старенькому дому. Пожилая женщина окликает Александрова: «Толю, це ти? Який же ти брудний! Ото якби не втiк вiд мого батька, коли вiн за тобою з дрючком гнався, i посватав мене, то не ходив би таким». Анатолий Петрович посмотрел село и решил — лучше поставим бюст в Сосновом Бору.

Уже потом, когда наступили времена гласности, Анатолий Александрович поделился с близкими людьми тайной своей юности. На войне Толя оказался в 16 лет: возвращаясь с другом с дачи в Киев, на станции Фастов встретил офицера, соседа по киевской квартире. Тот сообщил, что в городе красные, и если ребята настоящие патриоты, то должны стать в ряды Белой гвардии. Александров два года воевал в армии Врангеля. После разгрома белых зарыл свои Георгиевские кресты под каким-то мостом.

В числе тысяч солдат и офицеров Добровольческой армии он был схвачен большевиками, захватившими Крым. Группу арестованных, в которую он попал, посадили под арест и по одному вызывали на допрос. Они слышали, что после каждого вызова раздавался выстрел — людей расстреливали. Дошла очередь до Анатолия. Женщина-комиссар, которая записывала фамилии обреченных, смилостивилась над ним, совсем еще молоденьким высоким, стройным, симпатичным парнем, и молча показала глазами на одну из дверей. Так Александрову удалось бежать.

— Это правда, что накануне Первой мировой войны Владимир Вернадский сделал попытку создать атомную бомбу?

— Да, он даже сумел убедить миллионеров братьев Рябушинских (крупнейших спонсоров прикладной науки в дореволюционной России) предоставить для этого проекта колоссальную по тем временам сумму — 756 тысяч рублей. Собрания ученых проводились в Москве, на квартире Павла Рябушинского на Пречистенском бульваре. В 1913 году там выступил физик и геолог Владимир Вернадский с докладом о возможностях радиоактивного металла радия. Ученый объяснил, что радиоактивное сырье является источником колоссальной энергии — уголь, нефть, газ не идут с ним ни в какое сравнение. Вернадский предложил конкретную программу работ и назвал сумму, необходимую для реализации ее первого этапа, — 770 тысяч рублей, 14 тысяч из которых предоставляла Императорская академия наук. Братья Рябушинские согласились покрыть остальные расходы, решив, что со временем на этой теме можно хорошо заработать.

Вернадский возглавил экспедиции в Сибирь и на Памир по поиску урановых руд. Вначале они проводились открыто, затем их взяло под опеку и засекретило военное ведомство. Уран был найден. Также Владимир Иванович занялся радиохимией, чтобы получать чистое с минимальным количеством примесей радиоактивное сырье для экспериментов по цепной реакции.

Октябрьская революция и последовавшая за ней Гражданская война заставили отложить проект. В начале 1920-х Вернадский получил приглашение преподавать в Сорбонне и уехал с семьей в Париж. Кроме чтения лекций занимался там разработкой теории о ноосфере — сфере разума. Когда через несколько лет в СССР создали Радиевую лабораторию, советские власти предложили Вернадскому вернуться и возглавить этот научный центр. Он согласился. А его сын, историк Георгий, предпочел эмигрировать в США. Там по просьбе отца он собирал появлявшуюся в открытой печати информацию по атомной тематике и переправлял ее в Советский Союз. Сохранилось письмо председателя Совета народных комиссаров СССР Вячеслава Молотова уполномоченному по охране военных тайн и начальнику Главного управления по делам литературы и издательств Сергею Ингулову о том, что почту, которая идет Вернадскому из Америки, следует всячески оберегать и при этом запрещается ее вскрывать.

Радиевая лаборатория вскоре получила статус института, а из его сотрудников был организован Физико-технический институт, который возглавил один из крупнейших ученых ХХ века Абрам Иоффе. Впрочем, ядерным оружием тогда в СССР не занимались — усилия были сосредоточены на других задачах. И все же в конце 1930-х Вернадский добился от правительства возобновления поисков урана и организации его масштабной добычи. Вскоре после нападения фашистской Германии на Советский Союз разведка получила информацию о том, что в США и Великобритании идет создание атомной бомбы. В связи с этим Сталин пригласил на совещание виднейших физиков. Некоторые из них заявили, что воплощение идеи ядерного оружия возможно лишь в следующем столетии. Вернадский же сказал: «Эту бомбу можно сделать в течение пяти — семи лет». Он предложил практический план действий, но возглавить работы отказался ввиду преклонного возраста. Академик Петр Капица заявил, что ядерный проект мог бы возглавить молодой ученый Игорь Курчатов.

Академик Александров рассказывал, как их с Курчатовым в начале июля 1942 года спасали из уже практически захваченного немцами Севастополя. Ученые пережили всю оборону города, занимаясь там размагничиванием кораблей — это позволило защитить суда от мин и спасти жизни тысяч моряков. (За разработку технологии размагничивания Александрова и его ближайших соратников наградили Сталинской премией первой степени.) Тысячи брошенных командованием советских военных моряков и солдат, не желая сдаваться в плен, укрылись тогда в штольнях Балаклавской бухты. Вдруг всплыла подводная лодка, и ее командир стал кричать: «Кто из вас Игорь Курчатов и Анатолий Александров?» Их забрали на борт — и субмарина взяла курс на Новороссийск. Оттуда ученых доставили в Москву.

— Едва ли не в каждой публикации о Вернадском упоминается запись из его дневника о том, как в начале 1920 года он заболел тифом и, находясь в бреду, увидел свое будущее и даже смерть в возрасте 83 лет. Сон оказался вещим — Владимир Иванович умер на 83-м году жизни.

— В связи с этим расскажу о мистической истории семьи Вернадских. Прадед академика Иван, окончивший Киево-Могилянскую академию, стал священником в селе Церковщина на Черниговщине. Он хотел, чтобы его сыновья тоже приняли духовный сан. Но средний из них, Василий, захотел стать врачом. Отец не дал на это своего благословения. Василий отличался сильным, целеустремленным характером и решил все же уехать. За своеволие Иван проклял его. Парню стоило немалого труда выучиться на военного врача.

Он служил в госпитале, с которым прошел знаменитый Итальянский поход под предводительством Александра Суворова (наступление русско-австрийских войск в северной Италии против французской армии, предпринятое летом 1799 года. — Авт.). Василий попал тогда в плен. Маршал Массенда доложил в Париж о русском враче, который лечил как своих, так и французов. За свое благородство Вернадский был удостоен ордена Почетного легиона. Впрочем, в плену ему пришлось пробыть пять лет. Вернувшись, он женился на украинской дворянке Екатерине Короленко. Она доблестно переносила тяготы кочевой армейской жизни мужа.

Согласно другому преданию Вернадских, Лев Толстой изобразил эту молодую семью в своем романе «Война и мир». Вернадских постигла беда: один за другим умирали новорожденные дети. Василий все больше склонялся к мысли, что виной тому проклятье. Тогда он решил назвать сына, родившегося в Киеве в 1821 году, Иваном — в честь своего неуступчивого отца. И этот мальчик выжил. Он стал отцом выдающегося ученого Владимира Вернадского.