В.И. Вернадский

Историко-экологическая модель эволюции и сценарии будущего в свете научного наследия В.И. Вернадского

Автор: Зубаков В. А. , профессор, Центр междисциплинарных исследований по проблемам окружающей среды РАН
Источник: Научные чтения "Вернадский и современность", Москва, 1996 г.

Двадцатилетие разделяющее первую (Стокгольм, 1972) и вторую (Рио-де- Жанейро, 1992) конференции ООН по окружающей среде и развитию, стало, по выражению А.Гора, временем “экологизации общественного сознания”. Большинство человечества осознало, что живет в условиях глобального экологического кризиса (ГЭК), который, по прогнозу Медоузов, может закончиться коллапсом цивилизации уже в середине XXI века. Декларация Рио-де-Жанейро призвала все страны мира искать свои варианты перехода к Sustainable Development! — устойчивому развитию (УР). В этот процесс включилась и Россия. Науку ГЭК застал врасплох. Она еще пребывает в эйфории от успехов научно- технической и информационной революции.

Естественно, что не зная причины ГЭК, нельзя найти и выхода из него. В комиссии Г.Х.Брундтланд и в Рио-де-Жанейро представители Юга видели причину ГЭК в несправедливом распределении богатств между Севером и Югом, а представители Севера в росте народонаселения стран Юга. Результатом этого противоречия и явилась концепция УР. Существенно важно, что концепция УР была отвергнута параллельно работавшим в Рио-де-Жанейро Форумом негосударственных организаций, обвинившим в своей “Декларации Людей Земли” государственных лидеров, принявших концепцию УР “в пренебрежении многими из наиболее фундаментальных причин, лежащих в основе нарастающих экологических и социальных разрушений на нашей планете”. С точки зрения экологии УР в отдельно взятой стране — это такая же иллюзия, утопия, как и построение коммунизма в СССР. С точки зрения научной терминологии УР — это вообще нонсенс, поскольку непременным условием развития является именно неустойчивость системы, а ее равновесие и устойчивость означают конец развития.

Прозвучавшее на нашем симпозиуме отождествление идей Вернадского с концепцией УР является каким-то недоразумением. В.И.Вернадский никогда не говорил об устойчивости или равновесии развития и поэтому ставить знак равенства между концепцией УР и Ноосферой Вернадского просто нелепо.
Какие из идей В.И.Вернадского имеют особую важность? На мой взгляд их три. Первая у всех на устах — “человек стал главной геологической силой”, она бесспорно признается всеми. Вторая — переход биосферы в ноосферу — одними ставится под сомнение, другими осмысливается поверхностно, коль скоро между ноосферой и УР ставится знак равенства. Третья, на мой взгляд, самая важная — идея “живой материи” и биологического пространства-времени. Согласно ей биосфера как форма живой материи появилась раньше земных организмов и сама (как и Вселенная) может рассматриваться как своего рода суперорганизм. Идея “живой материи” Вернадского коррелирует с зарождающейся сейчас новой парадигмой Информации, как безначально

бесконечного источника мироздания. Об этой идее В.И.Вернадского здесь говорили мало, но именно она является предтечей новой научной революции. Развитию этой идеи посвящены статьи Г.В.Гегамяна и Г.П.Аксенова. Независимо эта линия разрабатывается И.Пригожиным, назвавшим направленное ускоряющееся время живой материи темпоральным (от лат. 1етриз — время).

Прежде чем искать пути выхода из ГЭК, надо понять причины его возникновения и выяснить — бывал ли он прежде и если да — то чем заканчивался. Обнаруживается, что такой задачи никто и никогда по существу не решал и ответов на поставленные вопросы нет. Автор, опираясь на идеи В.И.Вернадского и И.Пригожина, предлагает ниже макет периодизации истории Земли как организма — историко-экологическую модель эволюции (ИЭМЭ) с использованием четырех рангов темпоральных единиц (сферо — гайя — гено и гемеротемпов), представляющих относительно гомеосгазисные этапы эволюции, отличающиеся от предшествующих этапов новыми, более сложными обратными связями. Границы этих этапов-”темпов” представляют из себя некие системные революции и экологические кризисы, подобные аналогичным рубежам в развитии человеческого организма: “начал ходить”, “начал говорить”, “вступил в половую зрелость”, “вступил в климакс” и т.д.

В истории Земли как организма выделяются три главных этапа — сферотемпа, разделенных двумя системными революциями — рождением жизни и рождением сознания. Первый этап назван сейсмосферотемпом для того, чтобы отразить вклад в появление жизни прото-Луны, бывшей подлинным партнером Земли в процессе “рождения” жизни. Этот этап разделяется на гаплогайю (гр. — простая Земля) и пирокшю (гр. горячая Земля). Гаплогайя — этап холодной, быстро вращающейся (сутки — 3-4 часа) Земли, сотрясаемой непрерывными землетрясениями, вызываемыми приближавшейся прото-Луной. Сблизившись с Землей до предела Роша, прото-Луна потеряла свое жидкое расплавленное ядро, которое струей было притянуто Землей (литосфера под Тихим океаном хранит следы этого контакта), после чего стала отдаляться от Земли. Этот контакт дал Земле необходимую энергию для дифференциации ее на геооболочки, появление у нее сильного геомагнитного поля и плотного и толстого газово-парового “одеяла”. Благодаря ему на Земле сразу же появилась свободная вода, насыщенная всеми биофильными элементами (H, C, N, O, P, S) за счет перемыва космической пыли
реголита. В этой “живой” воде и произошел начальный этап становления жизни — хиральная революция (от греч. — рука) — накопление левоориентированных стереоизомеров аминокислот и правоориентированных сахаров — кирпичиков жизни.

Эта диссимметрия (в Космосе, как показывает исследование метеоритов, левые и правые стереоизомеры представлены в симметричной пропорции — 50% х 50%) на Земле могла возникнуть только под действием какой-то дополнительной силы. По гипотезе А.Кернс-Смит аминокислоты накапливались в дефектах кристаллической решетки глинистых минералов. А глинистые частицы магнитны, и в процессе осадконакопления ориентируются строго по магнитному меридиану. Значит этой дополнительной силой было магнитное поле, созданное взаимодействием разогреваемой протоЗемли с протоЛуной. Хиральная революция разделила всю химическую эволюцию на два принципиально различных ствола — ствол гидрогенных осадочных минералов — мир симметрии и ствол полимеров, построенных на углероде

мир дисимметрии. Это случилось не позже 4 млрд.л.н. Все последующие этапы — разделение на нуклеотиды и белки, появление генов, клетки и самой биосферы — было уже следствием хиральной революции (рис. 1а).

Хемогайя — самый длинный гайятемп, делится на два экологически сильно различающихся гемеротемпа — нефоген и фотоген. Нефоген (греч. — рожденные под облаками), 4.0-2.8 млрд.л.н., отвечает по объему катархею и архею традиционной шкалы — первому этапу геологической летописи. Земля тогда была укутана как одеялом паровой атмосферой, возникшей под действием сильного непрерывного вулканизма. Атмосфера была много плотнее современной, и почти непроницаемой для света. Хотя Солнце было на 1/4 слабее современного, в силу высокого парникового эффекта на Земле был ровный теплый климат с температурами от 200 до 400°С. И очень мелкие и, вероятно, очень соленые моря. Органический мир был представлен доядерными бессмертными микроорганизмами — прокариотами — в основном гетеротрофными архебактериями, дышащими метаном и серой. Образно говоря, нефоген был как бы временем утробного развития жизни.

Между 3 и 2.5 млрд. л.н. экологическая обстановка на Земле существенно изменилась. Вулканизм ослабел. Паровая атмосфера утонилась, а моря, наоборот, выросли в глубину и по площади. На небе появилось Солнце и потому второй гайятемп можно назвать фотогеном. Он отвечает раннему протерозою стандартной шкалы. Ослабление вулканизма уменьшило парниковый экран, а поскольку Солнце работало слабее современного, то климат резко похолодал. Температура снизилась до 80-50°, а затем упала до 10-4°С. В высоких широтах Земли возникло постоянное, длившееся десятками миллионов лет, покровное оледенение материков.

В фотогене в дополнение к архебактериям и эубактериям появились автотрофные, дышащие азотом цианобактерии, которые стали лидером эволюции и экологическим монополистом. Существенной особенностью цианобактерий было то, что они, поглощая азот, выделяли в воду кислород — продукт своей жизнедеятельности, бывший ядом для архебактерий. В течение миллиарда лет кислород связывался двухвалентным железом, поставлявшимся из мантии вулканическими процессами. Но когда около 2 млрд. лет т.н. запасы двухвалентного железа в мантии были близки к исчерпанию, кислород стал отравлять окружающую среду, сначала моря, а потом и атмосферу. Начался первый — прерифейский — глобальный экологический кризис (ГЭК). Пик его был около 1.8 млрд. л.н. Он фиксируется появлением на материках красноцветных ожелезненных песчаников, что говорит о том, что содержание кислорода в атмосфере этого времени достигло одной тысячной доли современного уровня (точки Юри). Первым следствием кризиса была гибель большей части архебактерий, обитавших в морях. Из их останков и сформировались огромные скопления нефти, газа и графитов в рифейских отложениях.

Вторым следствием ГЭК было разделение биосферы на две неравные части, большая открытая часть — моря, воздух и поверхность суши — отравленная кислородом, превратилась в оксибиосферу, меньшая — донные осадки морей и почвы, где сохранились восстановительные процессы, в локальные резерваты хемобиосферы. В них уцелела древняя бактериальная микробиота. Экологические же ниши

оксибиосферы оказались пустыми и стали объектом постепенной адаптации жизни к новым условиям среды. Точная история этой адаптации неизвестна, но наибольшим признанием пользуется теория эндосимбиоза, развития Л.Маргулис. Согласно ее теории в результате многоэтапных коопераций доядерных органелл с гипотетическим протоядерным организмом уркариотом (греч. делающиеся ядерные) возник принципиально новый ствол жизни. Сначала появилась крупная ядерная смертная клетка — эукариот, способная дышать кислородом и генетически совершенствоваться путем мутаций. Появление ее во много десятков раз увеличило эколюционные возможности жизни и открыло дорогу бесконечному усложнению и совершенствованию жизненных форм ствола эукариот. И однако жизнь на Земле не может существовать без бактерий, выполняющих важнейшую функцию деструкции органического материала, синтезируемого эукариотами.

Оксигайя разделяется на два крупнейших этапа. Первый из них, соответствует среднему и позднему протерозою (рифею) и раннему палеозою традиционной геоисторической шкалы. Главным содержанием эволюции этого этапа было освоение дышащими кислородом ядерными организмами водной среды. Поэтому автор называет этот этап пноегеном (греч. — рожденные дышать). Суша практически оставалась в это время безжизненной. В свою очередь пноеген разделяется на три гемеротемпа (от греч. гемер-день): день одноклеточных (протистогемер), день многоклеточных мягкотелых (малакогемер от греч. — день мягкотелых) — медуз, червей и т.п., и день скелетных (склерогемер) — раковинных моллюсков и рыб.

В силуре-начале девона, когда содержание кислорода в атмосфере достигло 10% современного и возник озоновый экран, ядерные организмы выходят на сушу. Пионером этой экспансии были водоросли и древние, еще бесскелетные рыбы. В реках они приобрели скелет и плавники. Кистеперые рыбы, обитавшие в пересыхающих речках, научились перебираться из водоема в водоем. От них произошли амфибии с легкими и лапами. Так началась линия “цефализации” (от греч. кеГа1 — голова) — направленная эволюция головного мозга, становящаяся все более крутой. Этап истории, характеризуемый цефализацией, удобно назвать эстегеном (греч. — рожденные чувствовать). Первую половину эстегена — время освоения эукариотами суши — поздний палеозой, мезозой и палеоцен выделим в хтоногемер (греч. — день суши). В жизни ребенка сходный рубеж называют “начал ходить”. Важнейшим событием в этом процессе было изобретение природой амниотического яйца, в отличие от икринок, имеющего в себе запасы воды и всю необходимую микросреду для роста зародыша. Такое яйцо амфибии могли оставить на суше вне досягаемости водных хищников. Так появились рептилии — ящеры, ставшие в мезозое лидерами эволюции.

Самой сложной экологической системой в биосфере несомненно является лес. Высшие эукариоты адаптировались к лесу в кайнозое, после изобретения плаценты, давшей явное преимущество теплокровным млекопитающим перед холоднокровными ящерами. В лесу появились и новые лидеры эволюции — приматы. Для жизни на ветвях им нужно было развить хватательную способность лап и стереоскопическое зрение, необходимое для сложных прыжков. Эту стадию эволюции жизни автор выделяет в рамогемер (греч. — день ветвей).

В традиционной геологической периодизации появление рода человека, около 2

млн.л.н., представляет незаметное событие. В темпоральной периодизации, ставящей на первое место эволюцию информации, появлению человека, наоборот, придается исключительно большое значение. При этом важно не появление рода Ноmо само по себе, а рождение Общества, как принципиально новой, по сравнению с биосферой, информационной и синергетической системы — Ноосферы. Недавно считалось, что человека создал труд, однако камнями наши предки умели пользоваться за 2-3 миллиона лет до появления Общества, а палками и того раньше -10-15 млн. л.н., когда иссушение климата превратило часть тропических лесов в саванну. Наши предки — австралопитеки, питавшиеся собирательством кореньев и падали, несмотря на эпизодическое пользование орудиями труда, оставались животными. Жизнь их небольших стад в 12- 20 особей в африканской саванне подчинялась правилу биологического доминирования. Стадо возглавлялось сильнейшим самцом, который только и оставлял потомство, потому что эструс — время половой возбудимости — у самок австралопитеков не превышал, как и у обезьян, 5-6 дней.

Принципиальным рубежом, отделяющим человека от животных, явилась сексуальная революция. Автор этих строк трактует сексуальную революцию как точку бифуркации, в которой возник принципиально новый ствол культурной информации. Она свершилась внутри стада австралопитеков, возможно одного единственного, где в результате случайной (?) мутации у одной из самок эструс стал постоянным. Появление первой Женщины (Евы), т.е. самки с постоянной половой возбудимостью, в корне изменило взаимоотношения самцов в стаде и открыло путь количественному росту стада, а значит и числа добытчиков и охотников. Мяса стало достаточно для всех, в том числе и для стариков, которые заготавливали и обрабатывали камни для охоты и при этом могли обучать детей. Система биологического доминирования в таком стаде стала быстро замещаться системой социальных отношений. Особо благоприятным фактором для этого стала необходимость поддержания огня в костре. Австралопитеки не могли разводить огонь (этому люди научились много позже), но они могли поддерживать костер, который в пещерах горел, по-видимому, годами и даже десятилетиями. В связи с поддержанием огня и вокруг него и зарождается культурная информация — появляется язык и его носитель — Учитель. Так возник зародыш Общества. Радиометрическим методом появление общественных костров-очагов датируется в 1.42 млн. л.н. Сексуальная революция, бывшая таким же моментальным событием (как и хиральная) произошла где- то чуть раньше этой даты, условно около 1.7 млн. л.н..

Итак, если с биологической точки зрения человек — род Ноmо — не более чем маленькая веточка на гигантском древе жизни, то с информационной точки зрения, человек — как единица Общества — отделен от мира животных целой пропастью, поскольку с сексуальной революции начинается второй — культурный — ствол информации.

Первую половину истории общества автор выделяет в качестве эпогена (греч. — рожденные говорить). В свою очередь эпоген разделяется на два гемеротемпа. Первый каугемер (греч. — день жарения) — отвечает костерной стадии первобытного общества. На этом этапе люди чувствовали себя частью природы и находились с ней в реальном гомеостазе. Это выражалось в анимистской (от греч. — душа) идеологии общества.

Она сохранилась и во время позднего палеолита, когда появился вид Ноmо sapiens — человек разумный, живший в условиях матриархата и владевший уже зачатками культуры. Практиковавшаяся им загонная охота с огнем (териогемер — греч. день зверей) не приносила серьезного ущерба природе до тех пор, пока эти действия не совпали с существенным изменением климата — сменой его от ледникового типа к межледниковому. Тогда, около 12-10 т.л.н., начался позднепалеолитический экологический кризис. Хотя он и не был глобальным, и не сопровождался изменениями в геохимических процессах, человечество, жившее в то время в основном охотой на мамонтовую фауну, оказалось под угрозой полного вымирания.

Выход человечества из позднепалеолитического кризиса именуют неолитической революцией. Это был переход человечества от охоты к земледелию и скотоводству. Неолитическая революция сопровождалась сменой матриархата патриархатом и переходом земледельцев к оседлости. Но самой главной чертой этой революции, обыкновенно ускользающей от внимания исследователей, было обобщение опыта многих племен по выживанию, которое вылилось в замену анимистской идеологии принципиально новой — природопокорительской. Она зафиксирована во всех религиях мира, в ранних (буддизм) — нечетко, в поздних (христианство и мусульманство) более четко. Через религии природопокорительское мировоззрение определило мораль и этику Общества, в том числе и этику науки (вспомним Декарта, Бэкона и Мичурина и идеологию научного коммунизма). Именно этот новый опыт жизни общества за счет окружающей среды мы и называем цивилизацией. Развитую ее форму, начавшуюся с открытия письма (греч. графоген — рожденные писать) около 4700 л.н., без преувеличения саму можно именовать природопокорительской. Прямым следствием природопокорительской идеологии и цивилизации явилась катастрофическая деградация дикой природы, в пределах агрогемера (греч. — день полей) относительно медленная, а после промышленной революции, 200 дет назад, — лавинно-быстрая.

В заключение этого раздела я должен отметить свое категорическое несогласие с прозвучавшими на нашем симпозиуме утверждениями А.Д.Урсула и Ф.Т.Яншиной о том, что В.И.Вернадский под конец своих дней якобы изменил свое представление о возрасте ноосферы. Цитируемые этими исследователями слова В.И.Вернадского: “Ноосфера — последнее из многих состояний эволюции биосферы в геологической истории — состояние наших дней… Сейчас мы переживаем новое геологическое эволюционное изменение биосферы. Мы входим в ноосферу” — ни в коей мере не противоречат одновозрастности ноосферы и рода человека. В.И.Вернадский, будучи геологом и не мог писать в других выражениях об историческом переходе биосферы, развивавшейся 4 млрд лет, в ноосферу, который только-только начался около миллиона лет назад и еще не закончился и сейчас.

Пробежав мысленно историю Земли, выстроенную по тем же принципам, по которым мы оцениваем историю личности, давайте сравним ноосферный этап эволюции с биосферным. Каждый из них начинается с точек бифуркации, названных хиральной и сексуальной революциями. Обе они были результатом мгновенной мутации, а не долгого и случайного отбора, как это представлялось до сих пор. По теории синергетики бифуркации следует считать игрой случайных сил, а их последствия и будущее непрогнозируемыми. Но так получается пока мы стоим на

позициях физического мышления. Совсем иное получается, когда мы взглянем на эволюцию Земли как на развитие суперорганизма, как некоей саморазвивающейся Информационной Вселенской Личности. С этих позиций и Биосферу и Ноосферу можно рассматривать как саморазвивающиеся по неким общим принципам системы. Каждая из них начинается с моментального “рождения” главной ее сущности. У биосферы такой сущностью надо считать дисимметрию стереоизомеров аминокислот и сахаров, открывшую начало эволюции ствола полимерных углеродных соединений. Появление генов (критерий жизни по Меллеру) было лишь завершением хиральной революции; У Ноосферы такой главной сущностью было появление Женщины (Евы), которое открыло путь социальной эволюции и накоплению культурной информации.

История человечества — антропогайя или социогайя — с синергетической точки зрения как бы повторяет историю хемогайи. И та и другая разделяются на два подэтапа. На первом лидеры эволюции живут за счет потребления ресурсов окружающей среды, т.е. преобладает гетеротрофный стиль питания (хемосинтез нефогена, собирательство и охота эпогена). На втором лидеры эволюции переходят к автотрофии (цианобактерии потребляют азот, общество живет за счет сельскохозяйственного и промышленного производства и деградации биосферы). Цикл эволюции в каждой системе заканчивается отравлением среды обитания отходами жизнедеятельности лидеров эволюции (цианобактерии отравляли хемобиосферу кислородом, человечество отравляет оксибиосферу восстановительными газами, искусственными химическими соединениями и токсинами, тяжелыми металлами, радиоактивным излучением и т.п.). Таким образом, оба ГЭК являются закономерным и неизбежным следствием хода эволюции. Широкое расселение цианобактерий — “давление живого”, описанное В.И. Вернадским, и ограниченность запасов двухвалентного железа в мантии стали причиной прерифейского ГЭК. Точно также численный рост человечества, его природопокорительскую идеологию и конечность самих размеров Земли, надо считать причиной современного ГЭК. Разница между ним прежде всего в скорости, современный ГЭК развивается примерно в сотни тысяч раз быстрее прерифейского.

Из сказанного следуют следующие выводы:
На стадии ГЭК неизбежна смена лидеров эволюции. Она происходит путем

адаптации жизни к новой, отравленной, среде обитания, путем сложного симбиоза — кооперации наиболее устойчивых жизненных форм. Так новым лидером эволюции после прерифейского ГЭК стали эукариоты. Новым лидером эволюции после современного ГЭК, по аналогии должен стать некий симбиоз человеческого мозга и биокибернегических устройств, условно киборг.

Следовательно, можно думать, что человечество, осуществившее экспансию разума во все геосферы планеты Земля, этим завершает свою эволюционную миссию. С момента создания кибернетического организма, адаптированного к техносфере, а значит и к космосу, очевидно начнется экспансия разума за пределы Земли, на которую человек как биологический вид уже не способен.
Из сказанного следует и третий вывод о том, что весь ход эволюции, доступный нашему обозрению, не был случайным, он был заранее запрограммирован. Можно принять гипотезу, о том, что и сама наша Вселенная тоже является
информационно- самоорганизующейся системой, своего рода “живой материей” по

В.И.Вернадскому, мыслящим гипероргапизмом, развивающимся в соответствии с неким “генетическим” кодом, заложенным в Сингулярность, а затем переведенного в гипотетическое Информационное поле.

Таким образом человечество сейчас подведено или вплотную подошло к главной для него бифуркации, на которой решается его будущая судьба — останется ли оно владельцем своей экологической ниши — планеты Земля (подобно цианобактериям) или будет (подобно уркариотам) вытеснен из нее новым лидером эволюции.
В наши дни человечество подходит к рубежу, на котором цивилизация может перейти в новое качественное состояние — Общество с Коллективным Разумом. Осознание неизбежных последствий ГЭК, как смертельной для нас и наших потомков опасности, должно стать спусковым крючком, который запустит процесс формирования Коллективного Разума. Человечество должно осознать себя Единым с биосферой Организмом, жизнь и будущее которого должна планироваться и управляться точно так же как планируется и управляется наша собственная личная жизнь. Классификация уже предложенных в литературе сценариев выхода из ГЭК является одним из условий начала этого процесса.

Научная классификация является информационной процедурой и потом) в идеале должна строиться по двоичному принципу (лево-право, нуль-единица). Поэтому, признав ГЭК следствием стихийного — рыночного — развития общества и природопокорительской идеологии, логично все сценарии, продолжающие путь стихийного развития, отнести к первому классификационному типу. Тогда второй будет включать все сценарии альтернативного развития, ориентированные на сознательное поддержание гомеостаза общества с биосферой.
В разработанной автором двоичной классификации можно выделить до 16 видов сценариев. Ниже мы охарактеризуем шесть главных.

Сценарии “самотека” — жить, следуя сиюминутной выгоде, т.е. по законам Рынка, уповая на то, что все образуется само собой. Именно этому сценарию человечество следовало с начала возникновения цивилизации и продолжает следовать сейчас. Характерно, что сценарий “самотека” отвергает и само понятие ГЭКа. Так его существование ставится под сомнение Ю.С.Шевчуком и рядом наших географов (Г.В.Сдасюк,, С.Б.Лавров, Ю.П.Селиверстов и др.).
О несовместимости сценария “самотека” с выживанием человечества писали многие. Но лучше всего это сделано Медоузами, показавшими с помощью компьютерной модели World 3, что следование ему приведет цивилизацию к коллапсу уже к середине XXI века.

Сценарий устойчивого развития (УР), одобренный в Рио-де-Жанейро, уже реализуется в региональных проектах для Нидерландов, Англии, Франции, США и других стран. Это сценарий “нулевого роста”, нацеленный на “удовлетворение потребностей настоящего времени, но не ставящий под угрозу способность будущих поколений удовлетворять свои собственные потребности”. Возможно, что он действительно годится для высокоразвитых стран, которые могут переориентировать свою экономику на экологический стиль развития в ближайшие два десятилетия. Но вот шансы перейти на УР для большинства слаборазвитых стран, население которых в 1960 г. составляло 2,07 млрд. человек, а в 2000 г. составит 4,98 млрд., т.е. уже 80% мирового, практически равны нулю, несмотря на кредиты и гуманитарную помощь, которую им

обещают. Сейчас развивающиеся страны, в разряд которых перешли и страны СНГ во главе с Россией, живут главным образом за счет своих природных ресурсов, вывозимых в развитые страны.

Если в результате осуществления принципа энвайроментализации пространства богатые страны прекратят ввоз природных ресурсов из бедных, как это предполагается концепцией УР, то слаборазвитые страны (и Россия!) станут еще более бедными. Таким образом, стратегия УР — это односторонняя стратегия выживания избранного “золотого” миллиарда населения Земли. По мнению Н.Н.Моисеева, давшего глубокий анализ нидерландскому проекту УР, эта стратегия может обеспечить благополучие немногих жителей развитых стран за счет деградации остальных миллиардов населения, но только в течение жизни ряда поколений. Она представляет собой таймаут, который даст человечеству отсрочку в 30-40 лет для выработки более реальной стратегии выхода из.

Сценарий биотического регулирования и восстановления “дикой» биосферы. В основе его лежат давние идеи Т.Мальтуса и новые серьезные теоретические исследования, произведенные В.[‘.Горшковым и В.И.Даниловым-Данильяном, К.Я.Кондратьевым и др. В их работах было показано, что биосфера уже вышла из стационарного состояния, характеризуемого соблюдением биотой принципа Ле- Шателье, и стремительно деградирует. Рубеж, на котором биосфера сохранял способность к самоподдержанию своих биогеохимических циклов был перейден в начале XX века. Решающим фактором в разрушающей техногенной деятельности авторы считают рост народонаселения, численность которого к концу XX века в 10 раз превысила разумные пределы. Исходя из этого, авторы сценария считают необходимым срочное снижение нагрузки на материковую биосферу в 10 раз и не видят другого механизма для этого кроме десятикратного снижения уровня народонаселения. По моему мнению, работы В.Г.Горшкова представляют содержательный и ценный анализ геофизической проблемы о пределах устойчивости биосферы как естественной системы. Для того, чтобы этот анализ превратился в сценарий выхода из ГЭК, теорию В.Г.Горшкова нужно было дополнить рассмотрением социально-экономических аспектов выживания. Это сделано В.И.Даниловым- Данильяном и др. с позиций современного социально-экономического состояния мира, т.е. уже отжившей структуры капитализма XX века. Таким образом, к декларируемой этим сценарием цели — гомеостазу общества и биосферы — надо двигаться тем же путем (рыночной стихийной экономики), которым человечество и пришло к ГЭК. Разумеется, что десятикратное снижение народонаселения мира в условиях его политической разделенноеTM абсолютно нереально. Поскольку это сильное высказывание принадлежит не кому-нибудь, а министрч жологии, а мой ответ ему “Зеленый Мир” полгода не может опубликовать, я вынужден здесь привлечь внимание читателей к опубликованному Литературной газетой от 11 октября 1995 года репортажу собкора РИА “Новости” в Англии В.Симонову с Международной конференции по робототехнике в Лондоне. В нем сообщалось о докладе проф. Кэвина Уорвика. Его группа в университете Ридинг сконструировала семь самодвижущихся шестиногих мини-роботов — “семь гномов”, имеющих электронный мозг (Е-мозг) на уровне интеллекта насекомых. Трехнедельное наблюдение за ними привело проф. Уорвика к устрашающим выводам. Поведение этих Е-существ, действующих без заданной программы, было загадочным и непредсказуемым: они обладали элементами коллективизма, обменивались друг с другом

сигналами в инфракрасном диапазоне, каждый раз выбирая себе лидера и подчиняясь ему. Они учились и день ото дня становились все сноровистее, при чем проявляли индивидуальные особенности. Иначе говоря, скорость эволюции их Е-мозга была феноменальной. Наблюдения привели профессора к мрачному прогнозу и в своем докладе он задает вопрос: “Кто или что будет править планетой?” И отвечает: “Уверяю Вас, ответ звучит устрашающе”. Сошлюсь также на большую статью американского кибернетика А.Болонкина под названием “Если не мы, то наши дети будут последним поколением людей”, в которой предсказывается, что через 50-100 лет электронный мозг (Е-мозг) сравняется по своим возможностям с мозгом человека, после чего начнется быстрый переход человеческой цивилизации в электронную. А люди будут вытеснены в резервации и смогут сохраниться там в очень небольшом числе подобно тому, как сейчас дикая фауна сохраняется в заповедниках. “За короткое время Е-мозг превзойдет человеческий в сотни и тысячи раз, — пишет А.Болонкин, — … и сможет пользоваться суммой знаний, накопленных человечеством за всю историю Земли. Как только Е-мозг достигнет человеческого уровня, человечество выполнить свою историческую миссию и не потребуется более ни природе, ни Богу”.

Сравнение четырех сценариев стихийно-рыночного развития приводит к выводу, что ни один из них не сулит человечеству выхода из ГЭК. Иначе говоря, следование путем стихийно-рыночного развития, продолжающего природопокоригельскую стратегию действий общества по отношению к биосфере ничем иным, как переходом биосферы в техносферу закончиться не может. И существующая природопокорительская цивилизация должна, по аналогии, быть замещена природопокорительской же цивилизацией киборгов и электронных роботов, адаптированных к техносфере, а следовательно, и к космической среде.

Сценарий биотического регулирования и восстановления “дикой» биосферы. В основе его лежат давние идеи Т. Мальтуса и новые серьезные теоретические исследования, произведенные В.Г. Горшковым и В.И.Даниловым-Данильяном, К.Я.Кондратьевым и др. В их работах было показано, что биосфера уже вышла из стационарного состояния, характеризуемого соблюдением биотой принципа Ле-Шателье, и стремительно деградирует. Рубеж, на котором биосфера сохранял способность к самоподдержанию своих биогеохимических циклов был перейден в начале XX века. Решающим фактором в разрушающей техногенной деятельности авторы считают рост народонаселения, численность которого к концу XX века в 10 раз превысила разумные пределы. Исходя из этого, авторы сценария считают необходимым срочное снижение нагрузки на материковую биосферу в 10 раз и не видят другого механизма для этого кроме десятикратного снижения уровня народонаселения. По моему мнению, работы В.Г.Горшкова представляют содержательный и ценный анализ геофизической проблемы о пределах устойчивости биосферы как естественной системы. Для того, чтобы этот анализ превратился в сценарий выхода из ГЭК, теорию В.Г.Горшкова нужно было дополнить рассмотрением социально-экономических аспектов выживания. Это сделано В.И.Даниловым- Данильяном и др. с позиций современного социально-экономического состояния мира, т.е. уже отжившей структуры капитализма XX века. Таким образом, к декларируемой этим сценарием цели — гомеостазу общества и биосферы — надо двигаться тем же путем (рыночной стихийной экономики), которым человечество и пришло к ГЭК.

Разумеется, что десятикратное снижение народонаселения мира в условиях его политической разделенноеTM абсолютно нереально.

Сценарий форсированного создания электронно-кибернетических роботов. Эта идея в свое время разрабатывалась И.С.Шкловским, а в наше — В.П.Казначеевым и Е.А.Спириным, А.Д.Урсулом и рядом зарубежных исследователей. Она проводилась и в брошюре автора, тиражированной “Зеленым миром”. В рецензии на нее В.И.Данилов- Данильян счел эту идею фантастической. Он пишет: “По-моему, это так же вероятно, как и приход на смену людям приведений, водяных или леших”. Поскольку это сильное высказывание принадлежит не кому-нибудь, а министрч жологии, а мой ответ ему “Зеленый Мир” полгода не может опубликовать, я вынужден здесь привлечь внимание читателей к опубликованному Литературной газетой от 11 октября 1995 года репортажу собкора РИА “Новости” в Англии В.Симонову с Международной конференции по робототехнике в Лондоне. В нем сообщалось о докладе проф. Кэвина Уорвика. Его группа в университете Ридинг сконструировала семь самодвижущихся шестиногих мини- роботов — “семь гномов”, имеющих электронный мозг (Е-мозг) на уровне интеллекта насекомых. Трехнедельное наблюдение за ними привело проф. Уорвика к устрашающим выводам. Поведение этих Е-существ, действующих без заданной программы, было загадочным и непредсказуемым: они обладали элементами коллективизма, обменивались друг с другом сигналами в инфракрасном диапазоне, каждый раз выбирая себе лидера и подчиняясь ему. Они учились и день ото дня становились все сноровистее, при чем проявляли индивидуальные особенности. Иначе говоря, скорость эволюции их Е-мозга была феноменальной. Наблюдения привели профессора к мрачному прогнозу и в своем докладе он задает вопрос: “Кто или что будет править планетой?” И отвечает: “Уверяю Вас, ответ звучит устрашающе”. Сошлюсь также на большую статью американского кибернетика А.Болонкина под названием “Если не мы, то наши дети будут последним поколением людей”, в которой предсказывается, что через 50-100 лет электронный мозг (Е-мозг) сравняется по своим возможностям с мозгом человека, после чего начнется быстрый переход человеческой цивилизации в электронную. А люди будут вытеснены в резервации и смогут сохраниться там, в очень небольшом числе подобно тому, как сейчас дикая фауна сохраняется в заповедниках. “За короткое время Е-мозг превзойдет человеческий в сотни и тысячи раз, — пишет А. Болонкин, — … и сможет пользоваться суммой знаний, накопленных человечеством за всю историю Земли. Как только Е-мозг достигнет человеческого уровня, человечество выполнить свою историческую миссию и не потребуется более ни природе, ни Богу”.

Сравнение четырех сценариев стихийно-рыночного развития приводит к выводу, что ни один из них не сулит человечеству выхода из ГЭК. Иначе говоря, следование путем стихийно-рыночного развития, продолжающего природопокоригельскую стратегию действий общества по отношению к биосфере ничем иным, как переходом биосферы в техносферу закончиться не может. И существующая природопокорительская цивилизация должна, по аналогии, быть замещена природопокорительской же цивилизацией киборгов и электронных роботов, адаптированных к техносфере, а следовательно, и к космической среде.

Сценарии сознательно-регулируемого — ноосферного — развития. Стихийнорыночным путем, а законы естественного отбора — тоже рынок, Земля как

суперорганизм развивалась 4 млрд лет. Не является ли утопией альтернативный путь сознательно-регулируемого ноосферного развития, указанный гениальным В.И.Вернадским. Автору, работающему в области исторической геологии и новой междисциплинарной дисциплины — исторической экогеологии, в отличие от философов, очевидно легче понять эмпирическую обоснованность и конкретику выполненных В.И.Вернадским обобщений. Ноосфера у Владимира Ивановича, разумеется отнюдь не будущее, это реальность. Некоторые авторы, говоря о ноосфере используют образ обретения биосферой души. Мне кажется, что следуя линии В.И.Вернадского, точнее было бы говорить об обретении планетой разума. Во временных рамках цивилизации человечество как совокупность разумных личностей вплоть до настоящего дня продолжает жить неразумно, подчиняясь стихийным силам Рынка — сиюминутной выгоде. Окончательное становление Ноосферы могло связываться В.И.Вернадским, как я думаю, с появлением Коллективного Разума человечества.

Естественно, что В.И.Вернадский в 1944 г. мог определить ноосферную стратегию лишь в самом общем виде. Теперь мы можем классифицировать ее по крайней мере на два класса. Первый класс сценариев — с неограничиваемым ростом населения — представляется сейчас бесспорно утопическим решением. Хотя сам В.И.Вернадский, развивавший идеи автрофикации человечества и считавший, что рост численности человечества возможен до 22 млрд, по-видимому, склонялся именно к нему. Авторы сценариев этого класса подчеркивают свое следование идеям ненасилия — эволюции и гуманизма. В итоге они и попадают в утопию, ибо само содержание процесса эволюции как чередование кризисов и гомеостазов, предполагает, что формой выхода из кризисов является, как правило, революция. И первыми, кто сформулировал необходимость и неизбежность именно революционного выхода из современного ГЭК, были основатели и руководители Римского клуба — А.Печчеи и А.Кинг и В.Шнайдер. Идея всеобъемлющей революционной перестройки всего мировоззрения развивается многими исследователями, в том числе Н.Н.Моисеевым, В.Хесле, Э.Вейцзеккером, Н.Ф. Реймерсом, А.Г. Назаретяном, А.Д.Урсулом, В.А.Коптюгом, В.М.Матросовым и автором.

Авторское видение ноосферного выхода человечества из ГЭК, доложенное на симпозиуме, здесь нет необходимости излагать подробно, поскольку оно опубликовано. Выделю в нем самое главное:

Необходимость скорейшей разработки основ новой мировоззренческой идеологии отношения человечества к биосфере. Суть ее “Земля — наш Дом”. В переводе на греческую транскрипцию, принятую наукой, я называю ее экогейской.
Цель ее — обеспечение длительного гомеостаза Общества и Биосферы.
Такой гомеостаз возможен только в условиях существенной депопуляции человечества, поскольку иных возможностей покончить с хронически возрастающей нищетой на планете просто нет.

Депопуляция и обеспечение гомеостаза могут быть проведены в жизнь только общепланетарным управляющим органом, который должен представлять не более и не менее как Коллективный Разум человечества.  Только он может подготовить и провести в жизнь Всеобщее Соглашение (консенсус) богатых стран и народов (Севера), которые согласятся взять на дебя обязательство направить всю мощь своих экономик и технологий на нужды всего населения планеты, и бедных (Юга), женщины которых возьмут на себя табу (на одно или два поколения) на рождение второго ребенка.

Переход общества к новому материархату, т.е. восстановление всех прав женщин, узурпированных мужчинами в ходе неолитической революции, в обмен на главную и безусловную обязанность — воспитание достойного (греч. аксиос) члена общества. Поэтому всю ноосферную революцию я бы назвал аксигенической революцией. Цель аксигенической революции — смена стратегии количественного роста населения и потребления им ресурсов на стратегию качественного совершенствования. Такую стратегию в переводе на процесс развития ближе всего можно назвать поступательным развитием, но ни в коем случае не устойчивым и даже не поддерживаемым.

Шансы на переход человечества от стратегии “самотека”, ориентирующейся на традиционную природопокорительскую идеологию и законы рынка. Но они, уверен, будут стремительно возрастать по мере осознания человечеством размеров и сроков надвигающейся катастрофы. И нет сомнения, что в ближайшие годы появятся более научно-обоснованные концепции выхода из ГЭК.

Я уверен в этом потому, что уже в 1992 году в Рио-де-Жанейро параллельно сессии ООН, работал Глобальный Форум 7650 неправительственных организаций из 165 стран мира. В принятой на нем “Декларации людей Земли” концепция УР была оценена негативно и было заявлено, что мировая общественность готова взять на себя разработку альтернативной гражданской концепции, более отвечающей интересам природы и человечества по сравнению с принятой ООН концепцией УР. При этом были указаны и принципы, вполне согласующиеся с ноосферными идеями В.И.Вернадского и принципами экогейского сценария.

Еще я уверен в этом потому, что мир вступил или вступает в информационное общество и знания, следовательно, станут в ближайшие годы много доступнее, чем это было раньше. И я не сомневаюсь в том, что ноосферная аксигеническая революция уже начинается. Она начинается с экологического образования.
Процесс расширения и углубления экологического образования охватит все человечество. Этап экологического всеобуча неизбежно, лет через 5-10, сменится этапом формирования нового мировоззрения, альтернативного природопокорительскому, расточительскому, рыночному. В принципе им может быть экогейское. Таким образом, я уверен, что в условиях информационного общества десяти-пятнадцати лет вполне достаточно для того, чтобы человечество вступило в новое качественное состояние, характеризуемое наличием Коллективного Разума.

Вместо заключения хотел бы высказать свои пожелания читателям:

1.11 Понять, что природа и биосфера не созданы для человека, наоборот, биосфера – это мать человечества, а мы люди — ее дети, и мы погибнем, если убьем ее. Примерно так, вероятно, думал тот мудрец, который оставил свое вещее пророчество на пирамиде Хеопса: “Люди погибнут от неумения пользоваться силами природы и от незнания истинного мира”. Но, поскольку мы, слава Богу, уже начали осознавать, что наша природопокорительская деятельность подвела биосферу к переходу в техносферу. Мы должны, пока еще не поздно, образумиться и действовать.

Образумиться — это означает поставить на первое место в жизни экологическое образование и воспитание, мы должны понять как устроен наш Дом — Земля, понять — как живет она — наша Мать-Земля, сменить наше мировоззрение расточителей и природопокорителей на любовное сыновнее экогейское.

Мы можем и должны начать меняться со своего маленького дома – родного края, своей улицы, нами посаженного дерева и цветка, начать с мысли — как прекратить производство и накопление отбросов вокруг себя, как научиться не потреблять, а творить и беречь.

Мы должны осознать, что миссия человека — не размножаться подобно животным, а воспитать достойного (греч. аксиос) наследника. Наш ребенок должен быть лучше нас, жить счастливее нас, и уж, конечно, не быть нищим, а потому каждый должен взять Табу — не иметь более двух детей.
Мы должны действовать, чтобы не погибнуть и быть оптимистами. Это значит, что каждый из нас должен помочь изменить свое мировоззрение двум другим людям, а те, в свою очередь, каждый — двумя новым. Этого достаточно, чтобы за жизнь одного поколения мы изменили мир и спасли будущее наших детей и матери-Земли.