В.И. Вернадский

Университет

Выход в университет после мертвенного классического и казенного гимназического обучения воспринимался как освобождение. Здесь юношей встречал профессор, ведущий собственную научную работу, общение с которым открывало перед студентами широкие горизонты знания, воспитывало чувство собственного достоинства. Вернадский вспоминал позднее: “Петербургский университет того времени на физико-математическом отделении был блестящим. Менделеев, Меншуткин, Бекетов, Докучаев, Фаминцын, М. Богданов, Вагнер, Петрушевский, Бутлеров, Коновалов — оаставили глубокий след в истории естествознания в России”.

Особенный след оставили у него в душе Д.И. Менделев и В.В. Докучаев{{1}}, ставший его научным руководителем. В течение первого курса создатель Периодического закона читал у них химию и лекции эти производили сильное впечателение. “На его лекциях мы освобождались от тисков, входили в новый чудесный мир, и в переполненной 7-й аудитории Дмитрий Иванович, подымая и возбуждая глубочайшие стремления человеческой личности к знанию и к его активному приложению, в очень многих возбуждал такие логические выводу и настроения, которые были далеки от него самого”. Эти слова свидетельствовали отом, что студенты на лекциях впитывали свободу человеческого познания.

Студенты С.- Петербургского университета (сверху вниз, слева направо): Д. Шаховской, А. Краснов, С. Крыжановский, Ф.Ольденбург, Н.Харламов, Н.Ушинский, В.Вернадский, А.Корнилов, С.Ольденбург, Л.Обольянинов, 1884 г.

Вернадский учился с огромным увлечением. В течение первых двух лет он посещал лекции на двух отделениях своего факультета — на естественном и физико-математическом. С не меньшей силой его притягивают науки гуманитарные, исторические, филологические, политэкономические.  Летом 1884 года, намечая себе план будущих занятий помимо аудиторских обязательных, он пишет:

“Уже раньше я пришел к заключению необходимости серьезной работы в будущем году, теперь, воочию видя свое малознайство и свое неумение спорить, свою невыработанность идей, прихожу еще более. Необходимо в будущем академическом году проделать следующее: Философию (систему синтетической философии Спенсера) прочесть и затем излагать прочитанное конспективно на память. То же самое проделать со следующими главными сочинениями: Милль :»Система политической экономии», Мальтус: «Теория народонаселения», Кеттль: «Социальная физика», Шёффле: «Политическая экономия”.

Он читал эти книги в основном на языке оригинала, на английском, немецком и фрацузском.

Но кроме того, в университете началось и не книжное познание, они под руководством Докучаева сначала наблюдают работу ветра на Сестрорецких дюнах, делают метеорологические описания. Уезжая летом на каникулы в гости к замужней сестре в Екатеринославскую губернию, он просит Докучаева дать ему программу изучения степи и прилежно ей следует. Он понимает, что только познание дает ему истинное ощущение полной жизни. “Прежде я не понимал того наслаждения, какое чувствует человек в настоящее время, искать объяснения того, что из сущего, из природы воспроизводится его чувствами, не из книг, а из нее самой. Какое наслаждение “вопрошать” природу, “пытать” ее! Какой рой вопросов, мыслей, соображений! Сколько причин для удивления, сколько ощущений приятного при попытках обнять своим умом, воспроизвести в себе ту работу, какая длилась века в бесконечных ее областях”. В этой записи уже чувствуется характер его будущей ученой мысли, где основным будет не разложение цельной природы на части, а попытка вообразить ее работу в течение времени и воспроизвести, смоделировать ее, понять генезис каждого минерала.

Эти ощущения проявляются особенно ярко во время заседаний Научно-литературного студенческого общества{{2}}, где он возглавлял минералогический отдел и сделал несколько докладов, причем один — с демонстрацией опытов. В 1884 году Вернадский по приглашению В.В. Докучаева участвует в большой Нижегородской экспедиции.

[[1]]Докучаев Василий Васильевич (1846 — 1903). Русский ученый-естествоиспытатель, основатель современного научного почвоведения и комплексного исследования природы. Закончил Петербургский университет (1872), после чего начал педагогическую деятельность и самостоятельную научную работу по исследованию почв. В 1878 г. защитил диссертацию “Способы образования речных долин Европейской России”. В 1883 г. опубликовал классический труд “Русский чернозем. Отчет Вольному экономическому обществу”, где сформулировал основные положения созданного им почвоведения. В 1884-1886 закончил и опубликовал “Материалы к оценке земель Нижегородской губернии” (14 тт), составил почвенную и геологическую карту губернии, организовал первый в России губернский естественно-исторический музей. Подобная же работа была проделана им для Полтавской губернии. Вел большую организационную деятельность по исследованию почв, созданию опытных станций и педагогике. В 1897 г. после 25 лет преподавания в Петербургском университете вышел в отставку, после чего написал теоретические работы “К учению о зонах природы. Горизонтальные и вертикальные почвенные зоны” (1899) и “Место и роль современного почвоведения в науке и жизни” (1899), начал издавать журнал “Почвоведение”. В 1900 году вследствие болезни отошел от научной деятельности. В.В. Докучаев был научным руководителем В.И. Вернадского на протяжении студенческих лет, под его руководством он участвовал в первых научных экспедициях в Нижегородской губернии, затем по его инициативе был отправлен на стажировку в европейские научные центры, где был одновременно представителем Докучаева в посвоведческом отделе Всемирной выставки в Париже в 1890 году. По окончании стажировки под руководством Докучаева Вернадский исследовал почвы Полтавщины.[[1]]

[[2]]Научно-литературное студенческое общество Петербургского университета существовало с 1882 по 1887. К концу его работы в нем состояло 408 членов. Много сделало для развития студенческой самодеятельности, ораторских навыков и научных интересов студентов. Делилось на отделы по наукам, где формировалась программа докладов, которые обсуждались. Постепенно начала формироваться библиотека Общества. Закрыто в 1887 г. по распоряжению министра народного просвещения из-за раскрытого террористического заговора А.И. Ульянова, который одно время был секретарем Общества.[[2]]