В.И. Вернадский

Нужен ли Владимир Вернадский России?

Автор: Степанов К. А. , Член Комиссии по разработке научного наследия академика В. Вернадского при Президиуме РАН, к.э.н.

Причин появления такого заглавия несколько. Прежде всего, это 150-летие со дня рождения ученого. Подобная дата сама по себе привлекает внимание к личности Владимира Вернадского. Усилиями российских и украинских ученых это событие внесено в список юбилейных дат ЮНЕСКО на 2013 год. Похожих событий и в мире и в России предостаточно, однако, есть одно обстоятельство — пренебрежение, с которым официальные власти к этому знаменательному событию относятся. На момент написания этой статьи никаких торжественных мероприятий общероссийского звучания проводить не планируется, усилия отечественной научной общественности по установке памятника в Москве величайшему мыслителю 20-го века остались тщетными и незамеченными официальными лицами.

Почему событие, связанное с личностью ученого, так много сделавшего для России, остается в тени других преходящих мероприятий? Почему руководство страны не знает и не чтит память о гениальном ученом, философе, естествоиспытателе? Есть важное обстоятельство: чиновник любого ранга от президента до секретаря должен быть государственником – человеком, которому небезразлична судьба отечества. Впрочем, чиновник, это всего лишь один из нас, представитель общества, пусть и ближе к благам, но все же, «почти» такой же. Но именно в этом «почти» и кроется разгадка подобной небрежности к памяти о судьбах русской науки, к Владимиру Вернадскому, в частности.

Причиной тому является негромкий, но от этого не менее значимый подвиг блестящей плеяды русских ученых, оставшихся работать в Советской России. Такие как Иван Павлов, Петр Капица, Владимир Вернадский были не только учеными, их линия жизни демонстрирует гражданский подвиг высочайший нравственный уровень. Каким мужеством и величием духа нужно обладать, чтобы имея убеждения либерального демократа, а за плечами Вернадского были годы организаторской работы по созданию Конституционно-демократической партии, подписание воззвания против Октябрьского переворота, тесные контакты с бароном Врангелем, найти в себе душевные силы сначала вернуться в Советскую Россию, а затем требовать от власти средств на организацию научных направлений, обращаться с многократными письмами об освобождении арестованных коллег?

Пророческими теперь кажутся слова В. Вернадского, которые он написал в известной статье «Перед грозой» о судьбе русской высшей школы. «Когда-нибудь будущий историк русского народа напишет полную тихого трагизма историю русской науки – он покажет, какими усилиями, какой ценой и с какой борьбой ее деятели провели свою национальную работу в тяжелую эпоху старого режима. Но и теперь, оглядываясь на прошлое, мы почерпаем в нем бодрость и силу духа» (1).

Углубившись в научное и публицистическое наследие Владимира Вернадского, вы не сможете, уважаемый читатель, найти ни малейшего свидетельства слабости его характера или хотя бы намека на поступление принципами и взглядами. То внимание, которое в наши дни уделяется Петру Столыпину или злому гению современности Иосифу Сталину, безусловно, подчеркивает слабость и рефлексию нынешнего поколения, которое ищет оправдание своих методов управления в опыте жестоких реформ.

Вы не прочтете ни о ком из величайшей плеяды отечественных ученых характеристики, подобные той, которую дал Столыпину Лев Толстой:

«То, что вы делаете, вы делаете не для народа, а для себя, для того, чтобы удержать то, по заблуждению вашему считаемое вами выгодным, а в сущности самое жалкое и гадкое положение, которое вы занимаете. Так и не говорите, что то, что вы делаете, вы делаете для народа: это неправда. Все те гадости, которые вы делаете, вы делаете для себя, для своих корыстных, честолюбивых, тщеславных, мстительных, личных целей, для того, чтобы самим пожить ещё немножко в том развращении, в котором вы живёте и которое вам кажется благом»(2).

Владимир Вернадский является полным историческим антиподом Петру Столыпину. Неблагодарное занятие рассуждать о том, кто из них был более государственником. Оба учились на одном курсе в Санкт-Петербургском университете, сдавали экзамены одним и тем же профессорам. И все же насколько они были разными во всем, что определяет гражданственность!

Как тут не вспомнить пронизанные болью слова В. Вернадского, сказанные в 1908 году: «Спасение России заключается в поднятии и расширении образования и знания. Только этим путем возможно достижение правильного государственного управления, только поднятием культуры возможно сохранить сильно пошатнувшееся мировое значение нашей родины»(3).

Если бы не Вернадский, по инициативе которого еще в 1909 году в России начались планомерные работы по изучению радиоактивности, не был бы реализован и советский атомный проект, не была бы открыта вовремя Курская магнитная аномалия, не осуществлен План ГОЭЛРО и многие другие проекты, заложившие основу советской индустриализации(4).

Личность Владимира Вернадского не в почете у чиновника еще и потому, что масштаб проектов, которые были осуществлены при непосредственном участии ученого, непременно, затмевает суету нынешних усилий по лечению российской «голландской болезни», по модернизации хронически отстающей экономики. Разве можно сравнивать советский атомный или космические проекты с олимпиадой или Сколково?

Для любой власти самое опасное не враги или оппозиционеры. И с теми и с другими власть знает и умеет сладить. Самое опасное для власти — это сравнение, в результате которого рождается антитеза. Именно такое сопоставление подрывает авторитет власти, демонстрирует ее никчемность. Что может быть опаснее для власти, чем суждение независимого, свободного интеллекта?!

Поколение 25- 30 летних знает, что нужно делать, как изменить ситуацию к лучшему. Они не входят ни в «наши», ни в «ваши». Они не страдают кризисом идей и не смотрят центральное телевидение, они читают иную литературу и общаются без границ. Они не ностальгируют по славному прошлому советской действительности и не верят в ее возвращение. Они пробивают себе дорогу рационально, настойчиво и не верят обещаниям «сделать как у них». Сегодня они знают как «там» не понаслышке и могут оценить плюсы и минусы своего выбора.

В 1925 году в докладной записке в правительство о бедственном положении Радиевого института Вернадский указывает на главную опасность: «Происходит с моей точки зрения безумная трата самого дорогого достояния народа – его талантов. А между тем, эти таланты никогда не возобновляются непрерывно. И даже если бы оказалось, что процесс их создания в нашем народе еще длится, все же одни личности механически не могут быть заменены другими» (5).

Молодые Вернадские пробиваются, как растения через асфальт бюрократии. Зреет новая формация ученых. Только вот на чьих полях они будут плодоносить – уже не является для России риторическим вопросом. Достаточно вспомнить недавний опыт бывших российских граждан – лауреатов Нобелевской премии по физике Андрея Гейма и Константина Новоселова — и перефразировать слова известной песни советских времен: «новый Гейм мы опять проиграли?»

Предавая забвению таких личностей, как Владимир Вернадский – не открываем ли мы новые просторы мракобесию и невежеству времен профессора Преображенского? Хотелось бы верить, что небрежение к памяти великих соотечественников есть временное помутнение и не носит перманентный характер.

И все же, отвечая на вопрос, звучавший в заглавии, я бы сказал, что Владимир Вернадский нужен России! Как никто другой!

Литература:

1. Вернадский В. И. Перед грозой. Публицистические статьи. – М.: Наука, 1995, стр. 170.

2. Л. Толстой, Пора понять. Избранные публицистические статьи – М.: Издательство «ВК», 2004, с.372.

3. Вернадский В. И. Перед грозой. Публицистические статьи. – М.: Наука, 1995, стр. 169.

4. О роли Вернадского в организации Радиевого института, КЕПС, Национальной академии наук Украины и др. можно прочитать на страницах сайта www.vernadsky.name.

5. Аксенов Г. Вернадский. Сер. ЖЗЛ. – М.: Мол. гвардия, 2001, стр. 331.